При копировании информации указывайте гиперссылку на наш сайт как источник.

Свято-Троицкий храм город Каракол 1948 год Решение о создании Каракольского военного укрепления для гарнизона, охранявшего юго-восточную окраину Туркестанского края, было принято 1 июля 1869 г. капитаном Генерального штаба бароном А.В. Каульбарсом. 9 сентября этого же года оно было осуществлено – сюда была переведена воинская команда из Аксыйского укрепления. Городок очень быстро разрастался, и уже в 1871 году Каракол стал уездным городом. Географический атлас 80-х годов описывает его так: «Город распланирован правильно на четырехугольники ровными и широкими улицами. Большинство населения состоит из сартов и татар, так что русский элемент состоит исключительно из значительного числа войск, расположенных в этом городе. Главное занятие жителей Каракола, в котором около 100 домов и более 50 лавок, составляет торговля, особенно с киргизами, являющимися в город для покупки необходимых им предметов и для продажи своего хлеба, который также получается из соседних русских селений» [1:392].

В 1869 году военный гарнизон, переезжая из Аксуйского укрепления, привез с собой и войлочную походную церковь, в которой до 1876 года проходили богослужения. В отчете епископа Софонии за 1872 год сказано: «в укреплении Каракольском церковь выстроена собственно для гарнизона […], и хотя есть при ней и постоянные обыватели из разных свободных сословий, однако же, эта церковь по главному и основному элементу своих прихожан, скорее принадлежит к церквам воинским, а потому считается состоящею при управлении воинского начальства».

Взамен временной «кошемной» церкви по распоряжению военной администрации Семиреченской области для Каракольского прихода был построен храм из сырцового кирпича. В 1876 году его освятил владыка Софония в честь Святой Троицы [2:39]. Прежнюю церковь захоронили, по единодушному мнению нынешних прихожан и настоятеля, рядом с новым зданием. Указаний на точное место и время захоронения в архивных документах не обнаружено.

В 1887 году сильное землетрясение разрушило кирпичный храм до основания. Из казны были выделены средства на сооружение нового здания, среди жертвователей были и горожане. Особенно большую помощь строительству оказал полковник Г.С. Петелин. Деревянный храм был возведен семьей Масликовых по индивидуальному проекту верненских инженеров за неполных два года и освящен иерейским чином 12 ноября 1895 года. [3:179]

При строительстве деревянной церкви в Караколе был использован булыжный фундамент и кирпичный цоколь, сохранившиеся от предыдущего здания [4:93]. Храм – прямоугольный в плане (36×18 м), трехнефный. Апсида, ризница и пономарня, колокольня над притвором – все прямоугольное, что обусловлено особенностями строительства из дерева. Бревенчатые стены храма снаружи обшили досками, а изнутри отштукатурили по драни. Карнизы, фронтоны и наличники украсили резьбой. Над притвором возвели шатровую звонницу, на кровле – пять восьмигранных барабанов, также увенчанных шатрами. Долгое время храм являлся самым высоким зданием в городе, его высота вместе с крестом – 26 м. Высокий, просторный и нарядный Свято-Троицкий храм, расположившийся в самом центре Каракола, стал настоящим украшением уездного города, свидетельством его культурного роста и материального благосостояния.

В 1889 году Каракол был переименован в Пржевальск. Приход Свято-Троицкого храма был в это время крупнейшим в уезде. «На храм» жертвовали не только военные и состоятельные горожане, но и крестьяне-переселенцы, которые на Иссык-Куле очень быстро становились зажиточными. Благодаря этому Свято-Троицкий храм постоянно обустраивался и украшался. В 1896 году в г. Пржевальске был «произведен ремонт церковной ограды, поправлены церковные двери, укреплены на куполах кресты и пр. на церковные средства (367 р. 65 коп.)» [5:34]. Пржевальский собор имел одно из самых лучших убранств на территории Киргизии. Им восхищались многие современники. По сведениям епископа Туркестанского и Ташкентского Аркадия, совершавшего в 1898 году объезд епархии, «Пржевальский храм достаточно вместителен, богат и благоволен; особенно богат его иконостас, местные иконы которого в дорогих сребропозлащенных и художественной работы окладах» [4:94].

Долгое время, (до 1900 года), настоятелем Свято-Троицкого приходаслужил о. Димитрий (Дамаскин). Именно ему принадлежит заслуга строительства и благоустройства Каракольского храма. В начале ХХ века настоятель Пржевальского храма, о. Виктор (Моталев) (после революции арестован и расстрелян) служил во многих окрестных селах: в Теплоключенке, в Джергесе и в других. Долгое время, кроме Теплоключенки, в округе не было других церквей, и в Пржевальск собиралось на праздники очень много богомольцев. А на престольный праздник сюда собирались почти все православные верующие уезда. «В храме Пресвятой Троицы в Пржевальске, – вспоминала М.Н. Любимова, заставшая еще дореволюционный город, – [...] изобилие зелени, выстроенные стройными рядами гимназисты и гимназистки, гарнизонные офицеры (и три «полных» генерала, живших здесь в отставке), чиновники, гости из окрестных сел и ближайшей к городу казачьей станицы Николаевской, гарцующие невдалеке любопытные кочевники придавали необычайную торжественность и живописность празднику» [6:29].

В июле 1907 года Пржевальск посетил Туркестанский епископ Димитрий (Абашидзе). Все прихожане с огромным воодушевлением встречали любимого владыку, «стройно» пел местный хор под руководством учителя П. Россохина, было произнесено много речей. Епископ Димитрий сказал «глубоконазидательное слово о пользе слушания и чтения слова Божия и в особенности евангелия [...] Молебен св. равноап. Кн. Владимиру был торжественно совершен с крестным ходом вокруг храма, во время остановок которого преосвященный владыка осенял народ на всех четырех сторонах св. крестом, евангелием и св. иконами, а священники по очереди окропляли молящихся св. водою. По окончании богослужения архипастырь и сослужившее ему духовенство были приглашены купцом Д.М. Ильиным в его дом разделить с горожанами хлеб-соль. В конце обеда о. Овсянкин провозгласил здравицу за дорогого и высокогуманнейшего гостя [...]. “Дай Господи, чтобы и везде, по всей обширнейшей своей епархии, архипастырь также пленял сердца пасомых, как он пленял жителей г. Пржевальска!” – закончил свою здравицу о. Симеон» [7:1907,№4,637-638]. Перед отбытием из Пржевальска епископ Димитрий сфотографировался с группой горожан. Другой снимок был сделан во время панихиды на могиле Н. Пржевальского. Уже выехав из города, епископ посетил городское кладбище и отслужил панихиду по «храмоздателю» полковнику Г.С. Петелину и всем «зде лежащим православным» [7:1907,№4,639].

Накануне второй русской революции настоятелем Святотроицкого собора был видный туркестанский иерей, пржевальский благочинный о. Михаил (Заозерский), который также служил законоучителем реального училища, женской прогимназии, высшего начального училища и сельскохозяйственной школы города Пржевальска. С 1909 по ноябрь 1917 года о. Михаил состоял председателем Пржевальского уездного отделения туркестанского епархиального училищного совета, уездным наблюдателем церковно-приходских школ Пржевальского благочиннического округа, председателем Пржевальского уездного комитета по устроению церковного быта переселенцев, директором Тюремного комитета г. Пржевальска. Обладая незаурядным талантом – великолепным знанием церковного пения - о. Михаил (Заозерский) сформировал в Пржевальском соборе прекрасный хор.

После революции, в 20-х годах XX века церковная жизнь Пржевальска, так же, как и во всей России, была омрачена расколами, и вмешательством советской власти – все это нарушало каноническое устройство церкви и приносило много страданий как мирянам, простым верующим, так и церковнослужителям. Пржевальский настоятель, о. Михаил, был сторонником патриарха Тихона, староцерковником, как тогда говорили, поэтому его служение было омрачено постоянными упреками, доносами, угрозами со стороны членов раскольничьей организации «Живая церковь». О. Михаил был трижды лишен свободы в 1921-22 годах в общей сложности более чем на 170 дней. После конфискации имущества протоиерей Михаил остался без средств, без какой-либо возможности к существованию и содержанию своей семьи, а семья его к тому времени состояла из 9 человек... В итоге о. Михаил был сослан в Алма-атинский концлагерь [Асанова].

Храм так же, как и его настоятель, при советской власти подвергся репрессиям. В конце 20-х - начале 30-х годов, Свято-Троицкий храм у Церкви отобрали, прихожане стали собираться в приспособленном помещении, а здание храма передали детской спортивной школе. В 1947 году храм вернули верующим, «к этому времени многие иконы были утеряны» [2:39].

В годы советской власти Пржевальский приход был один из самых больших и активных. Прихожане своими силами отремонтировали храм, начались регулярные богослужения. Уполномоченный комиссии по делам православной церкви в Киргизии жаловался в Москву начальству, что в 1956 году количество посетивших храм на Пасху в городе Пржевальск заметно возросло, потому что «настоятелем церкви является иеромонах Илья, проявляющий особую активность» . Представителей советской власти возмущало и то, что приход расположился в самом центре города, в красивейшем здании, которое восстанавливалось, возвращая себе былое великолепие, что вызывало интерес к религии. Разрабатывался проект сноса здания под предлогом необходимости строительства на этом месте кинотеатра. Если обратить внимание на обилие свободного пространства вокруг храма – поляны, рощи, пустыри – то станет понятной надуманность этого предлога.
В 1961 году Свято-Троицкий собор у верующих Пржевальска вновь отобрали. Приход переместился в приспособленное помещение, а в здании храма устраивали то спортивную школу, то театр, то танцплощадку. Когда оно окончательно пришло в негодность, там расположился угольный склад. В подсобных помещениях собора размещался горком комсомола. В начале 80-х годов здание пустовало, в нем ночевали бродяги, которые чуть не сожгли собор.

После многочисленных переделок и разрушений храм полностью утратил свой прежний облик. Были убраны 2 боковых крыльца, звонница, 4 шатра над барабанами и, конечно, все кресты, уничтожено все внутреннее убранство. Сохранился только центральный барабан и его внутренний шатер. Процент утраты и переделок составил 50%. Так продолжалось до 1986 года, когда власти вспомнили об историческом значении собора и начали реставрационные работы.

Работами по восстановлению храма руководил Г.С. Ковтун, начальник Пржевальского хозрасчетного участка специальных научно-реставрационных производственных мастерских Министерства культуры Кыргызской ССР. Бригадир участка В.А. Миллер, также как и реставраторы О. Соронбаев, М. Жумандыков и Н. Колчин, уже много лет занимались реставрацией исторических памятников республики. В ходе реставрационных работ был укреплен фундамент, восстановлены колокольня, шатры с куполами, резьба, храм был перекрыт железом. В соборе было решено устроить краеведческий музей. В годы советской власти это была еще не самая худшая участь для православного храма. Музейные работники, в отличие от многих других незаконных владельцев церковной собственности, хотя бы старались беречь памятник культуры, не делали фундаментальных перестроек. Но зато музейные работники труднее всего возвращали церкви ее собственность. Обычной своей отговоркой, что верующие не смогут правильно сохранять здание, представляющее художественную и историческую ценность, они оттягивали возвращение Свято-Троицкого собора. При этом денег, выделенных на реставрацию, хватило только на осуществление работ по дереву, здание оставалось без стекол, с осыпавшейся внутри штукатуркой.
Кампанию за возвращение храма возглавил протоиерей Владимир (Клипенштейн), который был настоятелем пржевальского прихода в 80-е годы. Верующие регулярно обращались в партийные и советские органы, организовывали крестные ходы к горсовету. Борьба, как вспоминают прихожане, была долгой и иногда казалась безнадежной. Но храм удалось отстоять. Уже при следующем настоятеле, иерее Георгии (Монжоше), 02.10.1991 года было подписано постановление №228 Президиума Иссык-кульского областного Совета народных депутатов «О безвозмездной передаче реставрируемого здания краеведческого музей в г. Пржевальск русской православной общине под церковь». «В свою очередь, - сообщалось в постановлении, - религиозная община обязуется завершить все реставрационные работы своими силами».

Но еще в течение четырех лет положение прихода было неустойчивым, пока не произошла встреча прихожан храма с владыкой Владимиром и президентом Кыргызстана Аскаром Акаевым, который окончательно документально подтвердил права общины на храм. Постановлением за №116 от 16 ноября 1995 года и постановлением правительства Кыргызской Республики за № 504 от 23 ноября 1995 года храм Пресвятой Троицы в городе Каракол был передан Русской православной общине в собственность. В бесплатном и бессрочном пользовании прихода, согласно акту за № 99 от 30 мая 1996 года, находится 1,96 га земли.

Храм благоустроили к 125-летию Среднеазиатской епархии, и Патриарх во время своего посещения Иссык-Куля в ноябре 1996 года освятил этот чудом уцелевший собор ровно через сто лет после его создания. Каракольцы преподнесли Святейшему Патриарху список Тихвинской иконы Божией Матери, изображение Свято-Троицкого собора и ковер ручной работы. А Патриарх подарил Свято-Троицкому храму евхаристические сосуды для совершения литургии [8:8]. Патриарх Алексий II во время проповеди сказал: «Когда этот храм Божий был превращен в театр, православные верующие переживали, рассматривали это как аморальный поступок по отношению к святыне... Мы благодарны мудрости государственного руководства Киргизстана, которое возвращает святыни Церкви... Я буду помнить этот храм. Много православных верующих собрались сегодня под его сводом, и не смог вместить он всех, кто желал быть вместе под сводами этот храма» [8:8]. А во время официальной встречи с городскими властями Патриарх признался, что он «никак не ожидал увидеть в Киргизстане, столь далеко от древних городов Руси, такое прекрасное творение русских мастеров» [8:8].

Самой главной святыней Свято-Троицкого собора в городе Каракол является Тихвинская икона Божьей Матери, подаренная Иссык-кульскому Свято-Троицкому монастырю афонскими монахами. На этой иконе есть дарственная надпись: «Святая икона сия Пречистыя Богородицы, именуемая «Тихвинская Слезоточивая», писана и освящена на Святой Горе Афонской в 1896-1897 годах и присылается для Свято-Троицкого Иссык-Кульского общежительного монастыря в неотъемлемое достояние его, в дар и благословение подвизающимся в нем от Святыя Горы Афонской, земного жребия Божией Матери с верою и любовию прибегающим и молящимся Царице Небесной и Сыну Ея и Богу, пред сим образом». Почитаемая Тихвинская икона Божьей Матери чудом уцелела, когда монастырь горел во время киргизского бунта 1916 года, спаслась и при разгроме монастыря красноармейцами – на иконе есть повреждения, напоминающие следы от пуль. В двадцатые годы, по рассказам прихожан, вместе с другими храмовыми иконами она оказалась на мебельной фабрике города Каракол, где из нее собирались изготавливать бытовые предметы. Кто-то из работников тайно вынес ее с фабрики и спрятал у себя дома, потом передал в церковь. Эта икона привлекает в Каракольский собор многих верующих.

Все материалы, содержащиеся на веб-сайте www.foto.kg, защищены законом об авторском праве. Фотографии и прочие материалы являются собственностью их авторов и представлены исключительно для некоммерческого использования и ознакомления , если не указано иное. Несанкционированное использование таких материалов может нарушать закон об авторском праве, торговой марке и другие законы.
Разработка сайта Новости Кыргызстана, Киргизии