При копировании информации указывайте гиперссылку на наш сайт как источник.

Фото Густава Маннергейма Курманджан Маматбай кызы(кирг. Курманжан Датка; 1811 — 1 февраля 1907) — киргизская государственная и военная деятельница, предводительница и правительница алайских киргизов («мать нации») с 1832 по 1876 годы. Также известна как «Алайская царица», «Королева Юга» и «Мать нации». Имела звание датка (генерал) в Кокандском ханстве и Бухарском эмирате. Полковник Российской императорской армии (1876)[2]

Курманджан Маматбай кызы родилась в аиле Орок в Алайских горах, в семье киргизов-кочевников из клана Монгуш, населявшего окрестности Оша. Когда ей исполнилось 18 лет, родители Курманджан хотели выдать её замуж за мужчину, который был втрое старше девушки, но она, нарушив традицию, сбежала из юрты жениха и вернулась в дом своего отца, Маматбая, где жила в течение трёх последующих лет[3].

В 1832 году богатый алайский феодал бек Алимбек, имевший звание датки и возглавлявший племена алайских киргизов, освободил Курманджан от брачного договора и взял её в законные жёны. Она родила ему шестерых сыновей, была неизменной помощницей и советчицей. Их брак длился 29 лет и оборвался неожиданно: Алимбек, принимавший участие во многочисленных дворцовых интригах в Кокандском ханстве, в 1862 году во время одного из дворцовых переворотов попал в западню и был убит. Правление перешло к его пятидесятилетней супруге.

Сама Курманджан не только пользовалась уважением алайцев, но и фактически опиралась на преданное ей войско в составе 10 тысяч джигитов. Когда кокандский хан Худояр провозгласил алайских киргизов своими подданными и обложил их налогами, правительница не только воспротивилась этому, но и сумела заставить Худояра отказаться от обложения кочевников податями, признать её в качестве нового правителя Алая и присвоить ей почётный титул «датка». Хан, известный своей надменностью, был вынужден встречать Курманджан Датку как самого знатного бека — впервые в Средней Азии и на всём мусульманском Востоке в честь женщины был устроен официальный приём. Признал алайскую правительницу и эмир Бухары Музаффар: он был вторым правителем, пожаловавшим ей титул «датка». На сегодняшний день Курманджан Датка принадлежит к немногочисленной категории женщин, которые когда-либо вставали во главе мусульманского государства.

Ставка Курманджан Датки находилась в небольшом аиле Гульча. Русский учёный А. П. Федченко, путешествовавший по Туркестану и посещавший Алай в сопровождении киргизских джигитов, отметил, что Курманджан «пользуется огромным авторитетом, наши джигиты не говорили о ней иначе, как с великим уважением». С осторожностью и почтением относились к алайской правительнице и кокандские ханы, ценившие её способность сохранять власть над непокорным киргизским народом.

Во время ведения боевых действий Курманджан Датка со своими аилами перекочёвывала в долину Коксу, в пределы Кашгара, однако здесь все аилы Курманджан были в силу своей беззащитности разгромлены уйгурскими кочевниками. Потеряв большую часть скота, киргизская правительница возвратилась на Алай, предприняв попытку ухода в Афганистан. Эта попытка окончилась неудачей: 29 июля части Шабдан-батыра вышли на след Курманджан Датки, настигли и окружили её. Учитывая большое влияние царицы на алайских кыргызов, князь Витгенштейн препроводил Курманджан в штаб, находившийся в Маргелане, не как обычную пленницу, а с особыми почестями. Ей были гарантированы неприкосновенность и полная безопасность.

После присоединения к России на территории Алая было образовано пять волостей, четыре из которых: Кичи-Алайская, Наукатская, Гульчинская и Узгенская — согласно условию Курманджан Датки — перешли под управление её сыновей Камчибека, Мамытбека, Асанбека и Батырбека соответственно. Не вернулся в Алай лишь старший сын царицы, Абдылдабек. Он отправился для паломничества в Мекку, но по дороге умер от ран, полученных в недавних боях. Русский литератор и бывший народоволец Иван Ювачёв (будущий отец писателя Даниила Хармса), интересовавшийся биографией Курманджан во время своего путешествия по Средней Азии и лично общавшийся с её родственниками, писал, что её сыновья часто злоупотребляли благосклонностью властей и серьёзно превышали свои полномочия.

В дальнейшем Курманджан Датка взяла курс на установление дружественных отношений с российскими властями. Во многом этому способствовал Шабдан-батыр, роль которого среди кыргызов в то время существенно возросла. Более того, есть сведения, что он пытался свататься к давно овдовевшей Курманджан, но она ответила ему отказом.

— из письма Курманджан Датки к генерал-губернатору Михаилу Ионову

Российские политические и военные деятели, лично знавшие Курманджан: Лев Костенко, Михаил Ионов, Константин Кауфман — отмечали её житейскую мудрость, несмотря на отсутствие грамотности, и необычайное уважение среди соотечественников. Многие чиновники лично обращались к Датке за советом. С майором (впоследствии — полковником) М. Е. Ионовым, первым начальником Ошского уезда, Курманджан Датка на протяжении долгих лет сохраняла дружеские отношения, вела длительную переписку, обменивалась подарками и фотографиями.

Смерть сына оказала сильное моральное воздействие на Курманджан: женщина оставила общественную жизнь, покинула свои владения и стала затворницей, поселившись в деревне Мады неподалеку от Оша.

Все материалы, содержащиеся на веб-сайте www.foto.kg, защищены законом об авторском праве. Фотографии и прочие материалы являются собственностью их авторов и представлены исключительно для некоммерческого использования и ознакомления , если не указано иное. Несанкционированное использование таких материалов может нарушать закон об авторском праве, торговой марке и другие законы.
Разработка сайта Новости Кыргызстана, Киргизии