27-09-2013, 17:53 | Древний Ош отметил свой очередной день рождения.

В Оше в 1879 году началось строительство дома для первого уездного начальника Михаила Ефремовича Ионова. Место выбрали в бывшей летней резиденции кокандских ханов, которая находилась в глубине ореховой рощи, за мостом через реку Ак-Бууру.
Было решено разрушить небольшое строение недалеко от ворот, так называемый ханский домик для приема гостей, и на его месте построить большой коттедж. Когда дошли до фундамента, то наткнулись на подземный ход в небольшое подвальное помещение, где среди емкостей с растительным маслом, мешками риса и муки, сухофруктов солдаты обнаружили что-то завернутое в мешковину и накрытое старой кошмой.
Позвали офицеров. Те решили подождать уездного начальника. Ионов был приятно удивлен находкой: под кошмой на массивной подставке из темного дерева был прикреплен куст граната из серебра и золота, драгоценных камней и перламутра.
Это было настоящее произведение искусства. Прикрепленные к серебряным веткам свисающие прутики из золота с изумрудными вкраплениями при малейшем прикосновении шелестели. К ним были прикреплены ярко-красные цветы и темно-бордовые плоды граната, изготовленные из перламутра, гранатов и рубинов, выделялись половинки плодов, в разрезе которых были зернышки граната.
Все присутствующие были поражены увиденным. Кто-то предположил, что все это, видимо, было изготовлено индийскими мастерами и похищено из дворца какого-то эмира.
Ионов приказал тщательно охранять находку, и, когда дом был уже почти готов, отвели отдельную комнату, которую назвали гранатовой. Вскоре она стала заполняться необыкновенно красивыми вещами и картинами.
Какой-то знатный китайский гость подарил Ионову уникальный кинжал в дорогих ножнах, потом с Бадахшана для его жены передали в подарок прекрасные серьги из лазурита. Темно-синие камни в серебряной оправе, казалось, излучали прохладу гор, а вычурная оправа подчеркивала восточный колорит и изящество.
Потом в гранатовой комнате нашлось место турецким ружьям и клинкам, из Алая привезли ослепительно белые кошмы и огромные яркие ковры… Комната, получившая второе название — комната для подарков, заполнилась чучелами птиц и зверей из Арсланбоба, Чаткала и Сары-Челека, изделями из золота и серебра ошских ювелиров, изящными грузинскими узкогорлыми кувшинами и кубками, подносами армянских мастеров…
Здесь принимали знатных гостей и другие ошские уездные начальники. При Александре Ивановиче Дейбнере комнату хотели ограбить средь бела дня, но солдаты вовремя заметили пробравшихся через ограду грабителей и открыли огонь…

Гранатовая комната всегда была под присмотром охраны, так как сюда не раз пытались проникнуть слишком уж «любознательные».
Потом обязанности уездного начальника исполнял Бронеслав Людвигович Громбчевский — человек поистине легендарный, известный многими научными открытиями. Являясь офицером особых поручений военного губернатора Ферганы, он был командирован в Восточный Туркестан, встречался с правителями малоизвестных стран Средней Азии, был на Памире, где изучал природу, собирал коллекции. Его вклад как ученого был оценен российским правительством, его экспедиции выделялись большие средства.
При Громбчевском возле дома уездного начальника однажды появились несколько дервишей, которые, забыв о своем предназначении молиться за грешников и углубляться в миры Вселенной, проявили излишний интерес ко всему тому, что было за оградой. Видимо, они так и не смогли выполнить какой-то приказ, так как потом, собравшись в кружок, кричали друг на друга на непонятном охраняющим дом солдатам языке и размахивали своими огромными палками.

При другом уездном начальнике Василии Николаевиче Зайцеве сюда иногда приводили учеников старших классов приходского училища, устраивая здесь с разрешения уездного начальника уроки эстетического воспитания.
При венчании дочери Зайцева Евгении Васильевны и Снесарева Андрея Евгеньевича — начальника Памирского отряда, одна уездная львица, заметив сапфиры в серьгах невесты, почему-то напомнила гостям о бадахшанском подарке…
В 1916 году гранатовую комнату решили отремонтировать. Когда дверь наконец в присутствии уездного начальника открыли, оружие на стенах, чучела птиц и животных, яркость ковров, блеск серебряных кувшинов и подносов, изящество огромных китайских фарфоровых ваз, прекрасные картины известных мастеров поразили окружающих необыкновенной красотой. Особенно всем понравился гранатовый куст. Цветы и плоды на солнце из открытых окон стали переливаться яркими красками перламутра и драгоценных камней…
После ремонта гранатовая комната стала еще красивее, здесь появились шкуры барсов и медведей, рога горных козлов. Здесь принимали важных гостей из Москвы, Санкт-Петербурга и Ташкента.

В 1917 году, после переворота в Петрограде и Ташкенте, пока в город не пришла новая власть, начались беспорядки. Ежедневно проходили митинги, везде были слышны лозунги: «Долой самодержавие!», «Да здравствует свобода!». По улицам маршировали разные люди, мелькали фигуры в паранджах, дехкане в поношенных чапанах. Толпы заняли уездное управление и ограбили казначейство. Полицейские куда-то пропали, в гарнизоне начался разброд — солдаты после исчезновения командиров расходились с оружием по домам. Были разграблены все лавки, старогородской базар опустел: торговцы боялись грабежей. С наступлением темноты двери и окна в домах запирались, на улицах было много пьяных, из соседних аилов в город набежало много разного сброда, которые стали мародерствовать.
Ошские русские верхи, боясь произвола, после слухов о страшных грабежах и убийствах в Петрограде и Ташкенте спешно покидали город.
В Оше в то время трудно было найти извозчика, чтобы добраться до Скобелева (Ферганы), а оттуда в Ташкент. Нужны были очень большие деньги. Уездное начальство вместе с уездным начальником Бжезицким покинуло город сразу после слухов о февральском перевороте, беспроволочный телефон сработал сразу: возврата к вчерашнему дню уже не будет, Николай II отрекся от престола и арестован, во всей России творилось что-то невообразимое, и надо было бежать.

О гранатовой комнате забыли, каждый живущий в доме хотел быстрее покинуть город, новая власть не обещала ничего хорошего.
После Октябрьской революции большевики пришли в город осенью 1918 года. Потом разразилась гражданская война, Ош днем и ночью терзали басмаческие банды Курширмата, Халходжи и других головорезов, которые грабили и убивали мирное население…
В Оше стали создаваться отряды самообороны, которые защищали город от многочисленных банд. Один из таких отрядов организовал Сергей Вольнов вместе с Акимом Сахиным, его сыном Константином, заядлым охотником и рыболовом, и бывшим городовым Рыбальченко, живущими по соседству. Они устроили передовую оборонительную заставу и неоднократно своим ружейным огнем отбивали внезапные наскоки басмачей.
Однажды летом 1919 года к ним в калитку постучали, и посыльный из ревкома сказал Сергею, чтобы он с утра пораньше явился к комиссару Кондратьеву. Николай Кондратьев-младший, сын Николая Николаевича Кондратьева — бывшего начальника военного лазарета, до революции служил в 8-м Туркестанском стрелковом полку в Оше, участвовал в Первой мировой войне и закончил её в звании подполковника, перешел на сторону большевиков. В 1919 году стал комиссаром революционного комитета (ревкома), очень был любим и уважаем жителями города…
Еще не было 8 часов утра, как Вольнов был у ревкома, который в то время находился около городской тюрьмы. Рядом находилась таможня со складскими помещениями, куда свозили контрабандный товар, недалеко была местная ЧК. Все рядом, все поблизости: ревком, тюрьма, таможня. Новая власть создавала все «удобства» для решения многих вопросов.

Если виноват, то дорога тебе в тюрьму или ЧК, а виновность определял ревком, вот такова логика жизни того времени…
… Скрещенные винтовки раздвинулись, и Сергей Вольнов поднялся по ступенькам. Увидев его, Кондратьев быстро встал со своего места и протянул руку для приветствия.
- Ждем, очень ждем тебя, — сказал Кондратьев, знакомя Сергея с сидящими за столом. - Это наш художник, по совместительству маляр, — добавил он многозначительно, - только ему доверяли ремонт дома уездных начальников, и он знал их многочисленные секреты, в частности, занимался ремонтом комнаты для подарков, в которой находился всем известный гранатовый куст.
Так вот, Андрею рассказали, что во вчерашней облаве возле горы Сулейманки после пятничной молитвы был арестован очень подозрительный дервиш. Уж очень чистеньким он оказался и был в мягких роскошных ичигах, а главное — у него нашли оружие. И еще, в его хурджуне обнаружили кожаный мешочек с драгоценными гранатовыми камнями, с которыми он никак не хотел расставаться…
Сергею попросил Сергея Вольнова опознать камни с пропавшего гранатового куста, бесследно исчезнувшего в 1917 году из дома уездного начальника. И Сергей опознал гранаты, камешки были те самые.
Теми, кто ограбил гранатовую комнату, занимались, оказывается, и после февральского переворота, и после Октябрьской революции, но подарки уездным начальникам — картины, изделия из серебра и золота, прекрасные ковры и, самое главное, гранатовый куст — так и не нашлись…
Тайна гранатовой комнаты осталась тайной.

Текст: Софья НУРМАТОВА.

Все материалы, содержащиеся на веб-сайте www.foto.kg, защищены законом об авторском праве. Фотографии и прочие материалы являются собственностью их авторов и представлены исключительно для некоммерческого использования и ознакомления , если не указано иное. Несанкционированное использование таких материалов может нарушать закон об авторском праве, торговой марке и другие законы.
Разработка сайта Новости Кыргызстана, Киргизии