1-10-2013, 04:56 | История создания Оша

В истории мировой цивилизации было множество случаев, когда с лица земли бесследно исчезали целые города и даже народы и государства, а в памяти человечества оставались лишь их названия. В этом отношении судьба Оша оказалась счастливой. Ош не только сохранился, но и дождался момента своего возрождения и расцвета, всеобщего признания и славы. Не везло ему только в одном – не была написана его достоверная научная история, не отмечен юбилей, который намечался. Однако, в конце был положительно решен и этот вопрос. Указом Президента Кыргызской Республики «О проведении празднования 3000-летия города Ош» был создан Национальный организационный комитет, который провел большую работу по подготовке и проведению юбилейного праздника. За подготовительный период учеными историками и археологами написаны немало научных трудов, в которых освещались различные этапы истории одного из древнейших городов мира, в печати опубликовано множество статей, выпущены книги. Тем не менее в летописи Оша осталось немало белых пятен, которые предстоит заполнить новым поколениям ученых.

Как и любой древний город, находившийся на перекрестке мировой цивилизации и в объективе интересов многих народов и государств, Ош был объектом изучения ученых и путешественников средневековья, не говоря о XIX-XX веках, когда во всем мире сильнейшее развитие получила историческая наука.

Настоящее научное исследование древней истории Оша началось после Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года. Первые сведения по археологии Оша и Ошского оазиса были получены профессором Ленинградского государственного университета Александром Натановичем Бернштамом в 40-е годы прошлого века. В те же периоды сбором различных материалов занимались археологи П.Н. Кожемяко, Ю.Д. Баруздин, А.И. Пошко и другие. Солидный научный труд написали известные ученые Института истории и археологии Академии наук Кыргызстана В. Галицкий и В. Плоских, издавшие книгу «Старинный Ош». Но самое решающее, по настоящему сенсационное открытие сделала научная сотрудница Ошского историко-культурного музея-заповедника, археолог Елена Васильевна Дружинина. Во время раскопок, проводимых на склоне Сулайман-Тоо под ее руководством, в 1976 году, Дружинина нашла древнейшее поселение. Именно Елена Васильевна впервые высказала научную гипотезу о том, что это поселение может быть было построено более 3000 лет назад. Возможно, это смелое предположение осталось бы без внимания научной общественности, потому что по менталитету общества того времени подобные открытия должны были делать только ученые с громкими именами. К счастью, в это же время в Кара-Сууйском районе вела исследования Ферганская экспедиция Ленинградского отделения Института Археологи (ЛОИА) Академии наук СССР под руководством известного археолога Юрия Александровича Заднепровского, изучающего с 50-х годов древнюю историю юга Кыргызстана. И Заднепровский со своей группой немедленно приступил к изучению только что открытого древнего поселения. Дополнительные раскопки на Сулайман-Тоо указывали на глубокую древность Ошского поселения и необходимость планомерного изучения находок.

В 1978 году были начаты широкие стационарные исследования силами Ферганской экспедиции (ЛОИА) совместно с Ошским областным музеем. Самое непосредственное и активное участие в этих работах до самых последних дней своей жизни принимала Елена Васильевна Дружинина, рано ушедшая в иной мир. В течение семи сезонов раскопки проведены на 9 разновременных памятниках. Перед учеными стояли следующие задачи:

Изучение древнейшего Ошского поселения эпохи поздней бронзы.
Комплексное исследование памятников с целью выявления последовательных этапов истории культуры Оша и Ошского оазиса.
Сбор фактического материала по вопросу возникновения Оша и определения начальной даты его существования.



Забегая вперед сообщим, что ученые под руководством Юрия Заднепровского проделали поистине гигантскую работу и по всем законам исторической науки была доказана гипотеза о 3000-летнем возрасте Ошского поселения. Научная общественность и творческая интеллигенция, воодушевленные сенсационным открытием, опираясь на заключения известнейших советских историков, предлагали отметить 3000-летний юбилей Оша. Однако, данное предложение не нашло поддержку тогдашнего руководства Кыргызстана. И лишь ученый с мировым именем, Президент независимой Кыргызской Республики Аскар Акаев поставил точку над спорами и сомнениями скептиков. Но продолжим рассказ об истории.

Человек, по выражению Президента Акаева, ставший кыргызским Генрихом Шлиманом, открывшим миру оставшуюся под землей знаменитую Трою, Юрий Александрович Заднепровский и его единомышленники с завидным упорством и настойчивостью начали искать новые доказательства относительно возраста Ошского поселения. Обобщая научные исследования ученых, древнюю историю Оша можно разделить на следующие основные этапы:

I ПЕРИОД – время существования Ошского поселения на горе Тахти-Сулайман, поселения первых оседлых земледельцев, относящееся к чустской археологической культуре Ферганской долины. В Ошском оазисе сосредоточено более 30 поселений чустской культуры. Такое скопление их в одном районе объясняется особо благоприятными условиями для развития здесь земледелия без использования сложных систем искусственного орошения. Широкое освоение оазиса происходит впервые именно в Чустский период. Ошское поселение находится в центре современного Оша. Это было крупное по размерам селение, кольцом окружавшее центральную вершину Сулайман-Тоо. Оно выделяется среди чустских памятников и среди всех среднеазиатских поселений первобытности своей необычной террасовидной планировкой, на нем выявлено не менее 15 ступеней-террас на южном склоне горы.

В раскопке на большой площади (более 2000 кв.м.) расчищено 14 землянок овальной формы разного размера с системой опорных столбов для перекрытия. Землянки – как основной вид жилищ наряду с наземными глинобитными домами выявлены также на других главных чустских памятниках – в Дальверзине и Чусте.

а Ошском поселении обнаружено множество- более 200 – хозяйственных ям для хранения зерна и продуктов. Это важный показатель продолжительности жизни здесь и интенсивности земледелия.

В ходе раскопок добыты многочисленные находки – глиняных сосудов и обломков, собрано более 15 тыс. экземпляров. Разнообразные орудия и предметы из камня, кости и бронзы – все они в совокупности позволяют с достаточной полнотой охарактеризовать культуру, быт и хозяйство самых первых оседлых жителей, обосновавшихся на территории Оша. Следы жизни этого времени выявлены у подножья Сулайман-Тоо, в котловане строительства пединститута, а также на кургане Чаян-Тепе в юго-западной части Оша, что свидетельствует о широком освоении территории. Время жизни Ошского поселения установлено путем сравнения с другими, лучше изученными в Средней Азии памятниками эпохи поздней бронзы и раннего железа и по результатам радиоуглеродного анализа.

В среде ученых были споры относительно уточнения даты чустской культуры. Предложение омолодить дату и ограничить хронологию памятников этой культуры VIII-VII веками до н.э. было детально рассмотрено и отвергнуто учеными. Имелись и мнения удревления датировки. Так, американский исследователь Ф.Кол в книге, опубликованной в Париже в 1984 г., впервые применил новый метод – корректировку МАСКА для радиоуглеродных дат Средней Азии и в том числе одной даты по Дальверзину. Он предлагал нижнюю границу хронологии Дальверзина –1500 г. до н.э. 3500 лет от наших дней.

Ныне ученые располагают десятью датами для трех основных чустских памятников –Дальверзин, Чуст и Ош. Пересечет по новому методу проведен в лаборатории ЛОИА АН СССР. Получено три группы дат:
1. 750-920 гг. до н.э. VIII-нач. X в . до н.э. – 4 даты
2. 1240-1500 до н.э. XIII – XV вв до н.э. – 4 даты
3. 1940-2160 до н.э. XX-XXI вв. до н.э. – 2 даты.

Эти данные указывают на необходимость удревнения времени существования поселений чустской культуры. Для Ошского поселения имеются даты 750, 1240, 1940, т.е. VIII, XIII и XX вв. до н.э. И если раньше ученые полагали, что Ошское поселение появилось 3000 лет назад, то по новейшим данным оно оказывается значительно древнее. Исследования, проведенные в начале 90-х годов прошлого века подтвердили, что жизнь в поселении на Сулайман-Тоо возникла примерно 4000 лет назад.

С прекращением жизни Ошского поселения в конце существования чустской культуры оседлое население здесь не исчезало. Оно продолжало обитать в Ошском оазисе в последующее время – в эйлатонском VII-IV вв. до н.э. Шурабашатском IV-I вв. до н.э. периодах. Наблюдается преемственность развития культуры местного оседло – земледельческого населения.

II ПЕРИОД – раннежелезного века представлен материалами могильника Озгор-2 к югу от Оша, раскопанного Ю.Заднепровским, а также могильника Толойкон к западу от Оша, исследованного еще в 1947 г. экспедицией А.Н. Бернштама. В них обнаружены захоронения в неглубоких групповых ямах, окруженных одними или двумя кольцами из валунов. В погребальном инвентаре наряду с лепкой оказалось довольно много станковой глиняной посуды, сходной с сосудами, типичными для городища Эйлатан и Актамских могильников VII-IV вв. до н.э. Напомним, что эта станковая керамика – наиболее ранняя в Ферганской долине посуда, изготовления на гончаром круге в условиях ремесленного производства. Кроме того, в Озгоре найдены бронзовые украшения, бусы и железные предметы, в том числе железные наконечники стрел. Конструкция могильных сооружений, обряд погребения и инвентарь – все в совокупности дает основания относить могильные обряды к кругу Актамских могильников. Эти могильники принадлежали земледельческому населению или осевшим кочевникам сакского происхождения.

О существовании на территории Оша оседлых поселений этого времени можно говорить по находкам эйлатанской керамики в трех пунктах: в котловане здания бывшего пединститута, на Чаян-Тепа и на разрушенном тепе в Черемушках. Особое значение имеют материалы, найденные на котловане пединститута, у восточной подошвы Сулайман-Тоо, где представлены находки, а следовательно были и соответствующие культурные слои чустского, эйлатанского, шурабашатского и средневекового периода. Оно свидетельствуют о почти непрерывном развитии жизни в центральной части Оша на протяжении длительного времени.

III ПЕРИОД – время распространения шурбашатской культуры, время второго широкого освоения земледельцами Ошского оазиса. На восточной окраине Оша почти полностью исследована укрепленная усадьба – Мирзалим –Тепе. Она в плане прямоугольной формы, площадью 400 кв.м. В усадьбе было восемь комнат. Особо выделяется квадратная зала, размеры 8,2х2,2 м. В центре ее находился большой очаг. Вдоль стен проходил деревянный помост – суфа. Это был большой четырехколонный зал, мейманкана, предназначенный для приема гостей и для праздников. Обращает на себя внимание комната необычной четырехлепестковой формы. Это уникальное в среднеазиатской архитектуре помещение, возможно, служило святилищем. Усадьба имела мощные, двухметровой толщины, оборонительные стены. В таких укрепленных домах-усадьбах обитала основная масса земледельческого населения края времени существования Даваньского государства.

Материалы рассматриваемого периода выявлены еще в нескольких пунктах Оша: на Чаян-Тепе, в котловане пединститута и на Акбууринском городище. Раскопками 1987 года на последнем установлено, что толщина западной оборонительной стены составляла не менее 9-10 м., а сохранившаяся высота ее около 9 м., возвышавшаяся на 20 м. над основанием оборонительной стены. В целом, эта крупная крепость перегораживала в узком месте всю длину левобережья р. Ак-Буура. Форпостом на севере Ошского оазиса служило городище Биловур-Тепе, в материалах которого обнаружено шурабашатская расписная керамика.

Ко всему этому следует добавить замечательный комплекс изображений знаменитых Даваньских коней на скальном хребте, окаймлявшем Ошский оазис на севере. Здесь, в частности на Сюррет-Таш, находился в древности важный культурный центр Давани. Это позволяет говорить об особом значении Ошского оазиса в развитии коневодства в Давани.

В Ошском оазисе к этому времени относится также Хажамбет-Тепе, полностью раскопанная Ю.А. Заднепровским, сельская укрепленная усадьба, отличающаяся по планировке от Мирзалим-Тепе.

К шурабашатскому времени относится основание городища Мады, судя по материалам, добытым автором в Кашкар-Кыштаке, на котором в 1974 году Е.В. Дружинина нашла шурабашатскую керамику – ныне оно разрушено и занято кладбищем. Несколько шурбашатских памятников в Ош-Карасуйском оазисе выявил О. Береналиев. Среди них крупное городище Ооз-Тепе. Все перечисленные факты указывают на большое развитие оседло-земледельческой культуры оазиса в шурабашатское время.

Важный этап в истории Оша начинается на рубеже VIII-IX вв. В IX-X вв. средневековый Ош известен как третий по величине город Ферганской долины. По сведениям письменных источников, в нем были благоустроенный шахристан, цитадель и рабад – все основные части типичного среднеазиатского города феодальной эпохи. Город окружала оборонительная стена, которая доходила до горы. На горе находился сторожевой пост для наблюдения за тюрками. Соборная мечеть располагалась среди базаров. Город имел трое ворот: Дарваза Кух (горные), Дарваза-Аб (речные) и Дарваза-Мукеде (ворота храма огнепоклонников). Все эти подробности сообщают современникам арабо-персидские авторы. Известия об исторических событиях, связанных с городом Ош, не сохранились. Известны размеры и реальные границы города того времени. Можно полагать, что основная часть феодального Оша была на левом берегу Ак-Буура. Но археологические находки X-XII вв. известны и на правом берегу реки.

Наиболее ранним документальным памятником этого периода является надпись 940-941 гг. с именем сачаинского правителя Насра-ибн Ахмеда, выбитая на скале вершины Сулайман-Тоо. Эту надпись осмотрел и прочел в 1885 г. первый исследователь древней культуры Ферганской долины петербургский профессор Н.И. Веселовский. Остатки надписи видны и в настоящее время. К сожалению, этот важный эпиграфический памятник не изучен подобающим образом. По находкам монет известно, что в Оше был свой монетный двор и наиболее ранняя монета, чеканенная в Оше в 1002-1003 гг., принадлежит одному из правителей караханидской династии.

О блестящем расцвете городской культуры и о благоустройстве средневекового Оша можно судить по материалам открытого в 1984 г. при земельных работах в центре города возле здания музея. Основное место в нем занимают развалины бани X-XII вв. В 1984 г. здесь было расчищено 15 помещений и установлено не менее четырех периодов перестроек. Общественные бани составляли непременный и важный элемент средневекового города Востока. Количество и благоустройство бань служило показателем процветания города. Открытая в Оше баня – первая средневековая баня – известная на юге Кыргызстана. Изучение бани успешно завершено научным отрядом Б. Аманбаевой из Института истории и археологии Национальной академии наук Кыргызской Республики. Эти работы открывают самую раннюю архитектурную постройку феодальной эпохи. Известный мазар Асаф ибн Бурхия, относящийся к караханидскому периоду XI-XII вв., многократно перестраивается и от первоначального сооружения в нем мало что сохранилось. В совокупности все данные письменных источников нумизматики, эпиграфики и археологии указывают на то, что Ош был крупным экономическим, торговым и культурным центром Ферганской долины в IX-XII вв. в составе саманидского и караханидского государств. Свое значение он сохранил и в более позднее время – в период правления джабатандов и тимуридов. Имеющиеся археологические данные позволяют говорить о некотором увеличении территории Оша этого период.

С большой любовью писал об Оше выдающиеся средневековый государственный деятель и литератор Султан Бабур, некоторое время бывший правителем Ферганы и Оша. В его автобиографической книге «Бабурнаме» говорится об Оше следующее: «Воздух там прекрасный, проточный воды много. Очень хороша бывает весна. О достоинствах Оша дошла много преданий. В области Ферганы нет города, равного Ошу по приятности и чистоте воздуха». Бабур также сообщает о сооружении в 1496-1497 гг. - небольшой постройке на вершине горы Тахти-Сулайман, известное сейчас как «Домик Бабура».

В позднее средневековье XVI-XVII вв. Ош был в центре феодальных междоусобиц. Именно к этому позднему времени относятся замечательные находки художественной поливной керамики. Они обнаружены во время раскопок археологической группы в 1984 г. в верхних слоях городища Мады. Сопоставление с эталонными материалами позволяет датировать эту керамику XVII-XVIII вв. Археологический комплекс Мады является наиболее поздним в археологии Юга Кыргызстана. Он служит показателем высокого мастерства ошских гончаров и высокого уровня культуры населения оазиса в рассматриваемое время.

Вот так выглядят основные периоды истории культуры Оша и Ошского оазиса от зарождения древнейшего стационарного поселения 4000-3000 лет назад и вплоть до XVII-XVIII веков. На основе изучения письменных исторических источников можно следующим образом выделить вехи в развитии и становлении Ошского повеления. Волею случая и судьбы он оказался в центре мировых событий развития человеческой цивилизации.

ПЕРВОЕ. В прошлом территория современной Ошской области составляла часть Ферганской долины – крупной историко-культурный единицы Центральной Азии. Население земледельческой Ферганы и горных долин нынешней южной части Кыргызстана прошло одни и те же этапы исторического развития, оно входило в одни и те же государства древности и средневековья. Появление человека здесь, начало эпохи первобытнообщинного строя – около 500 тысяч лет назад. Таким образом, южная часть Кыргызстана является одним из немногих районов первоначального заселения человеком территории Центральной Азии. Здесь появляются пастушеско-земледельческие племена степной бронзы, и население края входит в культурную общность андроновских и тазабагыбских племен территории современного севера Кыргызстана, Казахстана, Приаралья.

ВТОРОЕ. В эпоху поздней бронзы, в конце второго тысячелетия до н.э. во многих районах существуют земледельческие оазисы чустской культуры. Они выявлены в Узгенском, Карасуйском и Ноокатском районах. Больше половины известных ныне в Фергане 80 чустских поселений расположены на территории юга Кыргызстана. История чустских племен охватывает почти 7-8 столетия до VIII-VII вв. до н.э. Этот период характеризуется развитием земледелия, скотоводства, а также металлургии бронзы и меди, распространением обычая украшать сосуды красочной росписью. Население чустской культуры было тесно связано с земледельческими общинами Ташкентского края и Восточного Туркестана, с культурой которого было много общего. В этническом отношении население относилось к ираноязычным племенам, скорее всего к восточно-иранским.

ТРЕТЬЕ. Возникшее на территории современного Ирана государство Ахеменидов начало захватнические походы. В начале VI в. до н.э. Ахемениды подчинили ряд южных областей Центральной Азии. Граница их владений на севере проходила по Сырдарье. Однако, Фергана сохранила свою самостоятельность. Держава Ахеменидов распалась под ударами армии Александра Македонского, войска которого в 329 году до н.э. также дошли до Сырдарьи. Фергане вновь удалось сохранить свою независимость и на последующие периоды, когда в южной части Центральной Азии возникло в 250 году до н.э. Греко-Бактрийское царство, а на рубеже н.э. могущественная Кушанская империя. Несомненно, важную роль в истории Ферганской долины сыграли соседние кочевые племена саков, которые обитали и в горных долинах юга Кыргызстана. Начиная с VII-VI вв. до н.э. происходит смена бронзовых орудий железными, появляется керамика, изготовленная на гончарном кругу, меняется вся материальная культура. Памятники эйлатанской культуры (VII-VI вв. до н.э.) встречаются повсеместно в Фергане, и в том числе в Ошском оазисе. Они исследованы в населенных пунктах вокруг Оша. В этот период происходило становление раннеклассового рабовладельческого общества и первого древнеферганского государства.

ЧЕТВЕРТОЕ. Период шурабашатской культуры, IV-I вв. до н.э. соответствует времени существования в Фергане государства Давань, довольно подробные сведения о котором содержатся в ханьских хрониках. Начиная со II века до н.э. Давань – богатая земледельческая страна с большим, свыше 70, количеством городов. Они славились замечательными даваньскими скакунами. Изображения их на скалах сохранились в нескольких местах юга Кыргызстана: араванские, абшырсайские наскальные рисунки. Стремление установить свое влияние на Великом Шелковом пути, который проходил через Давань, привело к нападению на Давань ханьских войск. Время расцвета государства Давань соотносится с I-IV вв. до н.э. – с периодом мархаматской культуры. В этот период происходит широкое развитие урбанизации, значительное освоение земледельцами территории Ферганской долины. Преемственное развитие культуры земледельцев на протяжении тысячи лет – с середины I тысячелетия н.э. указывает на неизменность этнического состава населения. Древние ферганцы относились к восточно-иранским народам. В период существования Даваньского государства, в первых веках н.э., сложилась самостоятельная древнеферганская народность.

ПЯТОЕ. На рубеже VI-VII вв. Тюркский каганат распался на Западный и Восточный. Становление феодализма в Фергане проходило в сложной обстановке борьбы Западно-Тюркского каганата, арабов и Китая. В начале VII века тюрки подчинили Северную Фергану, и правитель их обосновался в г. Гесай (Касан); началась тюркизация населения края. Это подтверждается находками древнетюркской (рунической) письменности, гульчинских каменных баб, талдыкской каменной бабы, а также захоронений тюрков на Алае и Папанской долине. Произошли резкие изменения этнического состава населения. В Ферганской долине стали преобладать тюркоязычные племена.

ШЕСТОЕ. В условиях междоусобной борьбы в IХ в. пришла к власти династия Саманидов (основатели ее были родом из села Саман близ города Балх Северного Афганистана). Государство Саманидов существовало в 875-999 гг. на территории Центральной Азии и сопредельных с нею юго-западных районов. В состав его вошла территория современной Ошской области.

В центральной Азии развиваются города, различные ремесла, торговля с другими странами, науки и искусство. Крупными городами в Ферганской долине стали Ош, Узген, Ходжент и другие.

СЕДЬМОЕ. В конце Х в. воспользовавшись ослаблением государства Саманидов, земли до реки Амударья захватили Караханиды, образовавшие к тому времени государственное объединение на Центральном Тянь-Шане и в Семиречье, а земли, расположенные к югу от реки Амударья, захватили Газневиды. Государство Караханидов возникло во второй половине Х в. Столицей Ферганского удельного государства Караханидов был Узген. Великолепный Узгенский архитектурный комплекс и Шах-Фазиль свидетельство расцвета культуры в ХI-ХII вв.

ВОСЬМОЕ. Узген является важным политическим центром джагатайского государства, которое к 40-м годам ХIV века распалось на ряд феодальных владений. Позднее Фергана находилась в составе владений Тимура (1336-1405) и династии тимуридов она была разделана на небольшие враждовавшие между собой феодальные уделы.

ДЕВЯТОЕ. ХVII в. – первая половина ХVIII века для южной части Кыргызстана характеризуется продолжавшимися феодальными усобицами и попытками Джунгарского ханства завоевать эту территорию. Во второй половине ХVII века джунгарские (калмакские) феодалы захватили Восточный Туркестан, подчинили часть казахов, частично завоевали и частично оттеснили к Фергане кыргызские племена Семиречья. Попытки джунгарских правителей захватить Фергану не увенчались успехом. Узбеки и кыргызы, объединившись, сумели дать отпор джунгарским войскам. Вскоре в Фергане обособляется Кокандское ханство, правители которого с середины ХVIII века начинают захват соседних земель.

ДЕСЯТОЕ. Завершение процесса присоединения кыргызского народа к российскому государству (1876) привело к формированию в крае многонационального по составу населения, к установлению между народами культурно-экономических контактов. Представителям разных народов были присущи различные формы расселения и разные традиционные хозяйственные занятия.

Много интересных научных обобщений по истории города Ош сделаны в книге В. Галицкого и В. Плоских «Старинный Ош», изданной в 1987 году. И все же и они сомневаются в достоверности и правильности гипотезы Юрия Заднепровского, утверждавшего, что Ошскому поселению не меньше 3000 лет. По всей вероятности на них не оказало соответствующего влияния доказательство возраста Ошского поселения как и приятно во всем мире, радиоуглеродным методом в Ленинградском отделении Института археологии. Они пишут: «Сегодня Ю.А. Заднепровский после новых многолетних раскопок подтверждает, что намеченные А.Н. Бернштамом принципиальные пути сложения феодального Оша правильны, настало время обосновать их конкретными данными и проследить по материалом вновь раскопанных курганов, поселений и городищ.

Но если древнейшие, античные памятники активно выявляются, то в отношении средневековья это еще предстоит сделать, ибо «раннесредневековые» памятники, непосредственно предшествовавшие появлению средневекового города, ещё не известны». Археологически средневековый Ош практически ещё не исследован, так как последующие постройки поглощали существовавшие ранее «культурные» слои. Город рос и развивался на одном и том же месте. Поэтому археологические изучения становления города Ош – дело предстоящего будущего. Можно только предположить, что оформление Оша в крупный средневековый город, произошло, как и другие известные среднеазиатские города того времени, путем объединения ряда небольших поселений, существовавших ранее на его территории.

А пока нашими достоверными указателями в истории средневекового Оша будут письменные источники – данные нумизматики и эпиграфики.

Таким образом, ученые В. Галицкий и В. Плоских в то время не поверили на трехтысячную дату находок на склоне Сулайман-Тоо, на такую древность Ошского поселения, открытого Еленой Дружининой, научно доказанной, ставшим впоследствии академиком Российской академии наук Юрия Заднепровского. Ну что ж, и письменные источники, нумизматика и эпиграфика тоже свидетельствуют о том или ином этапе истории. Проследим о чем пишут известные ученые.

Об Оше, как о городе Ферганской долины упоминает первый арабский географ, произведения которого дошли до нас – Абу-Касим-Хордадбеж (820-912/13 гг.). В его «Книге путей государств», составленной в 232 г. (846/47 гг.) сообщается: от города Оша до Узгена /Узгенд – у средневековых авторов (семь фарсангов или один большой проход) (1 фарсанг равен 6-7 км).

Вслед за ним другой арабский географ Абу-Бакр Исхак ал-Хамадани (по прозванию Ибн ал-Факих) – автор «Книги стран», написанной примерно в 902 г. повторяет сведения Ибн Хордадбеха с уточнением, что в городе Ош «имеются укрепленные башни». Более подробные, пожалуй, самые основательные сведения об Оше из сочинений арабских географов приводятся у знаменитого путешественника Ибн Хаукаля (Х в.). Он отмечает, что Ош – город большой, Узгенд в сравнении с ним на треть меньше. В Оше – населенная медина, или шахристан /внутренний город/, и цитадель, в последней расположены дворец эмира и тюрьма /что симпатично!/. У медины есть рабад /предместье/, окруженный стенами, которые смыкаются с горой /Сулеймана/. На горе – сторожевой пост, с него ведется наблюдение за окрестным кочевым тюркским населением, которое в отличие от горожан было ещё мусульманским. Город имел трое укрепленных ворот, называемых воротами Горы, воротами Воды /или реки/ и воротами Мугкеде /т.е. «Ворота храма огнепоклонников»/. Рядом с Ошом находился другой небольшой городок Медва /Мады/. Соседний Узген, имевший цитадель, укрепленную медину и рабад, был пограничным городом – «торговым пунктом у ворот тюрков».

Город Ош стоял на одной из ветвей древнего торгового тракта, соединявшего Восток с Западом – на Великом шелковом пути. Торговля городов Ферганы с Восточным Туркестаном шла по этому ответвлению – через город Ош, его город-спутник Мады, и далее на Алай. Но можно проехать из Оша и через Узген – Центральный Тянь-Шань к озеру Иссык-Куль и уже оттуда в Восточный Туркестан. Это определяло и значение Оша как торгового центра и транзитного пункта в средневековье.

В географических сочинениях отмечались также обширность и благоустроенность Оша, указывалось, что город преуспевающий и «благоденствующий», густо населен. Этот богатый город изобилует доброй водой из реки Оша /Ак-Буура/, подающейся по множеству искусно устроенным самотечным каналам. В городе имелся большой караван-сарай, к которому направлялись желающие со всех сторон. Впоследствии жители Оша называли свой город «лучшим из городов».

Письменные источники подтверждаются материалами археологических раскопок средневекового города. О его культуре говорят, в частности, и находки водопроводных керамических труб, которые обнаруживаются в разных местах города. Подробная планировка раннесредневекового Оша неизвестна. Но в восточных городах этого позднейшего времени главные улицы обычно шли от ворот к воротам в стенах, окружавших внутренний город. Внутри же городских кварталов за глинобитными стенами-дувалами находились дома и надворные пристройки городской феодальной знати, зажиточных земледельцев и крупного купечества. Здесь на территории шахристана, среди шумных и многолюдных базаров, устраиваемых большей частью вблизи городских ворот, выделялась из прочих сооружений соборная мечеть с высившимся рядом минаретом. В разных местах города находились квартальные мечети и духовные учебные заведения – медресе.

В конце IX и в X в. Ош уже занимал видное место среди городов и крупных селений Восточного Приферганья. Современники считали его третьим по величине городом в ферганском владении Саманидов – после столичного центра г. Ахсикент и большого по размерам города Куба /ныне Кува/.

Рабад, как и в других ферганских городах IX-XII вв., был средоточием торгово-промысловой деятельности Оша. Ведущее место в городском ремесле занимало гончарное производство, хотя, судя по археологическим находкам и сведениям письменных источников, были развиты также различные виды строительных ремесел, кузнечное дело и др. Продукция ошских, как и других среднеазиатских гончаров того времени, отличалась большим разнообразием форм и разного назначения изделиями, сработанными на гончарном круге: от больших емкостей – хумов для зерна, воды или вина до небольших сфероконических сосудов для хранения ртути и ароматических масел. Столь же многообразно было и украшение керамических предметов, покрывающихся глазурью и цветным орнаментом с различными мотивами.

Одна из гончарных мастерских с массой полых керамических сфероконусов, покрытых штампованным орнаментом, была обнаружена при рытье котлована под фундаментом гастронома «Ширин», что на современной улице Ленина. Археологический надзор осуществлялся уже упомянутой выше научным сотрудником Ошского музея Е.В. Дружининой. В других местах на территории города также попадались прекрасная поливная посуда, различные изделия из металла, дерева, кожи, тканей IX-XII вв., реже – XIII столетия, многие из которых до сих пор хранятся в Ошском областном историко-культурном музее-заповеднике «Великий Шелковый путь».

Вторая половина X в. для Ферганы /так называли всю территорию нынешней Ферганской долины/ - время межфеодальных раздоров и дворцовых переворотов среди представителей правящей в Самарканде и Бухаре Саманидской династии. С 999 г. здесь устанавливается господство Караханидов, государство которых разделялось на ряд уделов во главе с илек-ханами. Ош первоначально вошел в удельное владение основателя Караханидской династии Насра ибн Али /правил с 990 по 1013 г./, а затем – в состав удела его брата Ахмада ибн Али.

Эти факты из политической истории Оша начала XI в. стали ясны после прочтения имен караханидских правителей на деньгах, отчеканенных на монетном дворе в Оше. В 1978 г. фрунзенским нумизматом М.Н. Федоровым был обнаружен и впервые введен в научный оборот серебряный дирхем узгенского чекана западнокараханидского правителя Хизр-хана – единственная монета данного правителя из примерно 16 тыс. дошедших до наших дней караханидских монет. Летом 1983 г. на территории Тянь-Шаньского городища Шырдакбек археологом М.И. Москалевым был найден второй такой же дирхем Хизр-хана, но выбитый уже не в Узгене, а в Самарканде. Таким образом было установлено, что Хизр-хан в конце X в. владел не только Мавереннахром (городами Бухарой и Самаркандом), но и Ферганой, с ее восточным крайним пунктом Узгеном, в эти годы в его владения входил и город Ош.

От раннесредневекового Оша, в отличие от Узгена, не сохранилось величественных памятников монументальной архитектуры периода Караханидского каганата. Однако, как видно из арабских надписей на могильных плитках – кайраках и из средневековых рукописей, из Оша происходят видные для своего времени мусульманские законоведы. Одним из них был Али ибн Осман, носивший почетное прозвище «Светоч веры» - автор сборника юридических и бытовых норм, а также судебных решений. Ему же принадлежат «Книга лучших известий и стихотворных жемчужин», сборник 1000 хадисов /изречений пророка Мухаммеда/. Но наибольшую популярность приобрели его «Касыды» - короткие стихотворные изложения основ исламской догматики, известные по многим рукописным копиям.

Все сокрушающие орды Чингизхана и его наследников сыграли свою отрицательную роль и в жизни Ферганской долины и Восточного, так называемого кыргызского Приферганья. Значительно сократилось после их нашествий в начале XIII века число городов и селений. Если арабоязычные авторы IX-XII вв. насчитывали здесь 40 ферганских городов /в их числе Ош/ и крупных селений с соборными мечетями, то в XV в. в источниках упоминается уже менее десятка городов. Что касается Оша, то, судя по всему, город не был полностью разрушен, так как изредка сведения о нем все же встречаются в источниках.

В начале XV в. в восточных хрониках Ош отмечается в связи с походом внука Тимура – Улугбека против ферганского правителя Ахмеда. Вытесненный Улугбеком из Ферганы в Моголистан эмир Ахмед вновь возвратился с полученным от монголов войском и после ухода Улугбека основными силами разбил при Оше оставленные им отряды. Во второй половине XV в. Ош вместе с другими городскими центрами Ферганы входил во владения одного из феодальных правителей Тимура – Улугбека против ферганского правителя Ахмеда. В конце XY – начале XYI в. Ош являлся яблоком раздора, а подчас выступал платой за лояльность или услуги ослабевшим Тимуридам со стороны представителей военно-феодальной знати или монгольских ханов.

В конце XYI и XYII в. Ош – «укрепленное поселение» и один из центров Восточного, кыргызского Приферганья – вместе со своей сельской округой входил в «Ошский тумен» Андижанского вилайета Моголистанского государства. Ош и другие окрестные населенные пункты до 70-х годов XYI в. передавались моголистанскими ханами, как значится в их грамотах, «с древних времен» в качестве земельного пожалования в условное владение /«суюргал»/ светскими чиновникам и духовным феодалам.

В конце XYI – первой половине XYIII в. для усилившихся предводителей кыргызских крупных родов – племенных подразделений Ош становится собственным административным центром – их феодальной ставкой. Но это отнюдь не сулило гарантий безопасности жителям Оша, не приносило им облегчения от налогового гнета, не спасало от насилия при взимании различных поборов. Городские укрепления Оша теперь уже не могли служить серьезной преградой для вооруженных отрядов враждующей между

Все материалы, содержащиеся на веб-сайте www.foto.kg, защищены законом об авторском праве. Фотографии и прочие материалы являются собственностью их авторов и представлены исключительно для некоммерческого использования и ознакомления , если не указано иное. Несанкционированное использование таких материалов может нарушать закон об авторском праве, торговой марке и другие законы.
Разработка сайта Новости Кыргызстана, Киргизии