1-11-2013, 00:03 | Город тысячи роз


С каждым годом Киргизия притягивает к себе всё больше и больше туристов. Этот край, суровый и прекрасный, вмести в себя многочисленные сокровища, как громадный музей под открытым небом. Это и памятники археологии, и уникальные заповедники, и целебные источники, и места, которые лечат уже одним своим видом. Человек, попавший сюда хотя бы раз, становится пленником гор, в ладонях которых, как горсть жемчужин, лежит прекрасная страна. С ростом числа гостей и туристов растут тиражи книг о Киргизии. Эти книги выпускаются и на русском, и на киргизском, и на других языках, но... в стране по-прежнему трудно ориентироваться. Я расскажу о своём опыте.

В советские времена об этом городе ходили легенды. Рассказывали, что посреди засушливых степей стоит город тысячи роз. Чтобы город был всё время в цвету, даже было издано специальное постановление ЦК компартии Киргизии. Я этого не видела, хотя, казалось, куда проще – поехать и посмотреть.

В то время попасть во Фрунзе – так назывался город – было легче, чем сейчас, когда появилось множество границ. Тем не менее, я оказалась впервые в Бишкеке в 1996 году, когда великое государство распалось на части, и было непонятно, что всех нас ждёт.

В Бишкеке проходила конференция кардиохирургов, на которую меня пригласил Ренат Сулейманович Акчурин. Самолёт приземлился на закате, когда земля начинала отдавать своё тепло быстро охлаждавшемуся воздуху. Вибрирующие золотистые потоки на фоне уже становившихся тёмными силуэтов гор – зрелище незабываемое. Величие природы этого края заставляет забывать об общем неустройстве. Его начинаешь осознавать позднее...

Пока мы доехали до гостиницы, уже полностью стемнело, и только утром я смогла увидеть город, о котором столько слышала.

Он был весь из пятидесятых годов, из того самого времени, когда с экранов, в газетах, по радио говорилось о дружбе народов, о процветании окраинных земель России.

Торжественное открытие конгресса кардиологов, речь Аскара Акаева, вручение премии академику Чазову – всё было из той, прежней жизни. Имперская архитектура с национальными мотивами, зелень, фонтаны, розы...

Мы вышли из театра, где проходило торжественное заседание, и новые приметы жизни суверенного государства начали открываться передо мной. Многочисленные киоски, обменивавшие валюту, не были свидетелями былого процветания и не могли скрыть налёта упадка.

В том, сейчас уже далёком, 1996 году познакомиться с городом как следует не удалось. Были случайные встречи, долгие беседы со старыми знакомыми. К тому же тогда и в голову никому не приходило водить экскурсии по Бишкеку – рядом множество древностей, горы и жемчужина Киргизии – Иссык-Куль!

Повторные визиты оставляли с каждым разом всё усиливающееся чувство утраты. Это замечали приезжие, это угнетало жителей. Запомнился разговор с таксистом в 2000-м году. Кругом буйствовало лето, следы упадка были не так заметны, я наслаждалась всей атмосферой города, когда мой водитель сказал, что надо бежать отсюда, потому что страна – мертва.

Прошло совсем немного времени, наполненного известными всем событиями со смещением Акаева, и страна вздохнула, на первый взгляд, свободнее. Уже в следующий свой приезд я увидела некоторые радостные симптомы – рост строительства и торговли, работы по благоустройству...

Однако, как можно было понять из сетований самих горожан, механизмы, запущенные в годы предыдущего правления, пагубно сказывались на национальной безопасности страны. Я имею в виду засилье казахского капитала и слабое развитие собственной экономики.

В мои задачи не входило давать политическую оценку происходившему и происходящему в Киргизии сегодня, но все эти события отразились на судьбе, жизни и облике Бишкека (так город стал называться после распада СССР).

Поскольку в каждый свой приезд я имела возможность знакомиться с одной из улиц – с той, на которой находилось учреждение, в котором мы работали, – я узнала за несколько приездов несколько улиц, но не город в целом. Однажды я решила нарушить эту традицию, сбежала от своих друзей и пустилась в путешествие по городу. В этом мне помогли очень разные люди: и водители такси, и строители новой мечети, и продавцы книжного магазина, и просто жители.

Город Бишкек очень молод по сравнению с теми историческими местами и дорогами, на пересечении которых он возник. Может быть, поэтому он служит лишь воротами в мир истории и приключений, которые начинаются за его пределами. Туристы приезжают сюда, чтобы продолжить свой путь дальше: к паркам петроглифов, на Иссык-Куль, в те заповедные места, даже названия которых звучат, как "отзвук забытого гимна" – Кашгар, Ош, Талас...

Как гласят многочисленные справочники, посвящённые истории Бишкека и вывешенные Интернете, город появился в центральной части Чуйской долины, расположенной в междуречье рек Аламедина и Ала-Арчи у северного подножия Киргизского хребта на высоте 750-900 метров.

Люди селились здесь ещё в античности. На территории современного города найдены остатки трёх поселений, жизнь и благополучие которым давал Великий шёлковый путь.

К XVI веку, в результате географических открытий, более короткие пути соединили Запад и Восток, поэтому сухопутный путь, как бы сейчас сказали – трансевразийская магистраль сначала функционировала как дорога между соседними государствами, а потом и вовсе исчезла; исчезли и некоторые города. Войны, эпидемии, землетрясения окончательно превратили некогда цветущую Чуйскую долину в пустыню.

От прекрасных дворцов остались оплывшие холмы, могучие замки сравнялись с землёй. Чуйская долина на столетья стала зимним пастбищем племени солто, одного из сорока племен киргизов. Лишь изредка через семиреченские киргизские и казахские кочевья проходили торговые караваны из Средней Азии в Китай, оживляя каменистую местность.

И опять прошли годы и века, прежде чем в 1825 году в этом месте возникла крепость Пишпек, построенная по приказу кокандского хана Модали.

Кокандцам нужен был контроль над передвижениями торговцев и кочевников. Крепость контролировала пересечение путей кочевников с зимних пастбищ на летние и вдоль дороги на Иссык-Куль и Семиречье. В крепости кокандцы собирали дань с караванов. Здесь содержались в заложниках пленники из знатных киргизских семей.


Свободолюбивые солтинцы во главе со своим вождём Байтик-баатыром не раз пытались захватить крепость, но не хватало артиллерии. В сентябре 1862 года верховный вождь племени солто Байтик Канаев поднял восстание против кокандцев, уничтожив коменданта крепости Рахматуллу и его конвой в 60 человек, и послал в город Верный гонца просить помощи у русской артиллерии.

13 октября 1862 года начальник Алатавского округа Г.А. Колпаковский с отрядом в 1400 человек и артиллерией начал полную осаду крепости. 24 октября этого же года кокандцы сдались. 2 ноября русский отряд покинул остатки крепости и ушёл в город Верный. По приказу Байтика-баатыра в отмщение кокандцам киргизы начисто разрушили остатки крепости.

Сегодня одна из центральных улиц города названа в честь Байтик-баатыра.

В 1863 году киргизы вплоть до Алая примкнули к России. В Омске генерал-губернатор подписал Договор о вхождении киргизских земель в состав Российской империи. В Чуйской долине и у развалин крепости Бишкек возник ряд городских и земледельческих поселений под контролем царской администрации.

В 1868 году первые русские крестьянские семьи из Пензенской, Самарской, Воронежской и Тамбовской губерний поселились на линии почтового тракта в урочище Пишпек, построив на первых порах землянки и шалаши. Ташкентская дорога стала первой улицей будущего уездного города Пишпек. К первопоселенцам присоединились торговцы-узбеки из Ташкента, Намангана и других местностей Узбекистана. Вдоль реки Аламедин уже жили обедневшие киргизы, не имевшие скота, и садоводы-огородники узбеки, а также семьи бывшего гарнизона кокандской крепости Бишкек.

К 1876 году в Пишпеке проживало 58 семейств – 182 человека обоего пола, в том числе женщин – 94. По национальностям жители подразделялись так: русских семей – 9, узбекских – 48 и татарская семья – 1.

Тогдашний Пишпек своим очень удачным местоположением и наличием почты отличался от основной массы русско-украинских селений в крае. Остатки крепости на древнем холме разрушили за ненадобностью. Не было необходимости в военном укреплении на землях киргизов. Глину со стен крепости первые переселенцы разбирали на свои постройки.

Некогда грозный бастион кокандцев превратился в мирный холм, сокрывший тайны многих веков. Семиреченские власти планировали основать центр уездного управления севера Киргизии в Кочкорке или Кутымалды (г. Балыкчи), но туркестанский генерал-губернатор после поездки в 1870 году по Семиречью остановил свой выбор на Пишпеке. 29 апреля 1878 года уездное управление было размещено в Пишпеке.

"План проектного расположения вновь предполагаемого города Пишпека" – города с застройкой европейского типа – был утверждён 31 августа 1878 года военным губернатором Семиреченской области генерал-лейтенантом Г.А. Колпаковским.

Простая в своей основе планировка города удачно вписывалась в окружающую местность. Его уличная сетка, разбитая в шахматном порядке, благоприятствовала устройству арычной сети и естественной вентиляции улиц.

Компактная территория города в междуречье Ала-Арчи и Аламедина была размещена так, что и в сейсмическом отношении это был наиболее благоприятный район. Первоначально строительная база в Пишпеке была крайне примитивна, не было даже кирпичного завода. Ряды домов были построены из вековых тянь-шаньских елей, стволы которых сплавляли из ущелий по горным речкам, большинство домиков были буквально "слеплены" из глины. Русские, украинские, молдавские переселенцы учились у местных жителей способам домостроения.

Город был глиняным, но планировка его оказалась прогрессивной по своей сути. Это был один из первых городов европейского типа с несравненно более высокой степенью развития русского градостроительного искусства. И традиции этой планировки сохранены и усовершенствованы в современном Бишкеке.

В 1887 году в городе насчитывалось всего шесть с половиной тысяч жителей.

Дореволюционный Пишпек, как и многие другие города на окраинах Российской империи, больше походил на грязную и пыльную деревню с глинобитными домиками. Это и не удивительно, ведь он был основан в полупустыне. Как рассказывал один из первых жителей Пишпека: "…всего несколько разбросанных там и сям домишек … а дальше за ними на далёкое пространство простиралась голая, бесплодная мёртвая степь с раскалёнными песками и камнями. Лишь в центре располагалось несколько зданий, которые можно было отнести к разряду городских. В них размещалась местная, как теперь говорят, администрация.

Для лучшего устройства города было издано распоряжение, по которому каждый горожанин обязан был рядом с домом вдоль улицы высадить не менее 25 деревьев, а каждый приезжий купец со своих доходов выделить средства на озеленение Пишпека.

Первая планировка города относится к 1881 году. Тогда же появилась Карагачаева роща. Её основал местный учёный-садовод А.Н. Фетисов. Планировка была связана с приобретением Пишпеком городского статуса.

В 1880-е в городе начали появляться первые предприятия. Они были ещё кустарными, но с них начался рост города. В 1883 году открылся первый кожевенный завод, в 1885 году организовано сыродельное производство.

В конце XIX – в начале XX века, как гласит путеводитель, в Пишпеке было уже 40 улиц. Они не имели твёрдого покрытия и тротуаров, а шесть больших площадей были неблагоустроены и грязны.

Город был уездным и управлялся уездным начальством, а с принятием нового городового положения городское хозяйство отошло в руки общественного самоуправления.

На рубеже веков в Пишпеке появились первые культурно-просветительные учреждения, школы, лечебницы. Многие из них были созданы силами русской интеллигенции.

В Пишпеке был образован хозяйственный комитет, возглавляемый чиновниками уездной администрации. Волостное управление примыкавших к городу земель возглавил Узбек Бошкоев – племянник знаменитого Байтика-баатыра и участник военных походов генерала Черняева на Ташкент, дед Абдыкерима Сыдыкова.

Наряду с русской интеллигенцией (Терентьевы, Ф.В. Поярков, В.М. Фрунзе, К.Ф. Свирчевский, И.В. Мушкетов, Н.М. Пржевальский) начинала формироваться и киргизская интеллигенция. Дети крупных киргизских торговцев и промышленников уже учились в российских гимназиях и университетах.

Бурное развитие города связано с установлением Советской власти. Сразу же после февральских событий 1917 года в России, после отречения Николая II от престола, 31 марта 1917 года был создан Пишпекский Совет солдатских, офицерских и рабочих депутатов. Председателем Пишпекского Совета был избран Г.И. Швец-Базарный (первый советский мэр города).

Но уже в декабре 1917 всё Семиречье было охвачено белоказачьим мятежом. 14 декабря 1917 года вооружённые отряды белоказаков и левых эсеров из с. Беловодское прорвались к Пишпеку и заняли его западную часть. Они собирались учредить "самостийную казацкую семиреченскую республику".

28 декабря уезд был усмирён.

14 октября 1924 года Пишпек стал центром Кара-Киргизской автономной области. С 1 февраля 1926 года Пишпек – столица Киргизской АССР.

С 12 мая 1926 года Президиум ЦИК СССР утвердил за городом Пишпек имя Фрунзе.

С 5 декабря 1936 года город Фрунзе – столица Киргизской ССР.

Перечисленные изменения статуса города сопровождались радикальными изменениями в жизни киргизов: окончательным переходом к оседлости киргизского этноса и формированием сети населённых пунктов на всей территории республики. Быстро росла территория Бишкека, а вокруг возникали новые рабочие посёлки, преимущественно связанные с добывающей промышленностью. В середине 1930-х в Киргизии насчитывалось более шестидесяти предприятий лёгкой, пищевой и тяжёлой индустрии. Это сопровождалось строительством жилых зданий, школ, детских садов, магазинов. Словом, формировалась новая среда обитания.


Весной 1925 года в юго-западной части города было начато строительство Рабочего городка, в 1926 году – жилого посёлка чехословацкого кооператива "Интергельпо". В центре города воздвигли здание Совнаркома, а чуть позже, в 1927 году, на перекрёстке улиц Гражданской (до этого ул. Купеческая, затем ул. Сталина, потом ул. XXII партсъезда, Ленинский проспект, ныне пр. Чуй) и Садовой (ул. Панфилова) начато строительство двухэтажной гостиницы "Киргизия" (сейчас на этом месте разбит сквер с юго-восточной стороны "Белого дома", а рядом стоит монумент Дружбы народов). А на улице Иваницина (бывшая Токмакская) на месте прежнего караван-сарая появился "Дом дехканина" (ныне гостиница "Ак-Сай").

Своих архитекторов в городе не было. В 1936-1938 годах в Киргизию прибыли первые группы молодых архитекторов из Москвы и Ленинграда. Они стали ядром созданного в 1933 на базе проектно-сметного бюро первого проектного института "Киргизпроект" (ныне Кыргызгипрострой).

Использование жжённого кирпича вместо сырцового позволило увеличить высоту домов до трёх этажей. Город начал подрастать вверх.

В 1932 году началось благоустройство города Фрунзе (подобные процессы шли и в других городах Киргизии). Было покрыто гравием 16 000 метров проезжей части улиц, бетонными плитами вымощены тротуары центральных магистралей. В том же году введена в строй первая очередь водопровода. К сети подключились 11 предприятий, 18 учреждений, на улицах установили водозаборные колонки и пожарные колодцы.

Первым памятником архитектуры в городе стало здание Совнаркома Киргизской АССР, возведённое по проекту архитектора А.П. Зенкова в 1928 году. Это было очень удачное слияние современной архитектуры и восточной традиции – купол, стрельчатые окна, декор, полузамкнутые дворы.

Традиции были развиты в Доме Правительства (1936), здании Киргизского педагогического института (1932), здании Музыкальной школы (1935), Дома Комвуза (Ю. Дубов).

Второй этап развития архитектуры Бишкека пришёлся на конец 1930-х годов, когда Совет народных комиссаров Киргизской ССР утвердил первый градостроительный документ – Генеральную схему развития и реконструкции города Фрунзе (Н. Смирнов).

Основные идеи этого плана предусматривали реконструкцию жилых кварталов, композиционное выделение главных городских магистралей, создание в юго-западной части города промышленной зоны, новых бульваров и озеленённых пространств. В эти годы во Фрунзе был заложен Ботанический сад.

Великая Отечественная война остановила строительство, а после неё развернулось типовое, массовое строительство. Первая серия типовых 2-3-этажных жилых домов была разработана архитектором А.М. Альбанским в проектном институте "Киргизпроект".

В архитектуре домов была сделана попытка учесть местные климатические особенности. Наряду с проектами местных архитекторов в жилищном строительстве использовались проекты архитекторов Узбекистана и Казахстана.

Строительство жилых домов сопровождалось возведением школ, клубов, библиотек, больниц и торгово-бытовых зданий.

Архитектуру данного периода характеризуют кинотеатр "Ала-Тоо" (1938, арх. В. Калмыков), здание медицинского института (1939, арх. Ф. Стеблин), здание Дворца пионеров (1939-1951, арх. Ф. Стеблин, В. Нусов), здание Прокуратуры республики (1941, арх. В. Верюжский), здание торгового техникума (1954, арх. Е. Писарской), здание Государственного академического театра оперы и балета им. А. Малдыбаева (1955, арх. А. Лабуренко, при участии П. Иванова).

В 50-е годы начали создаваться архитектурные ансамбли. Формирование первого ансамбля – Советской площади – началось на пересечении проспекта Чуй и бульвара имени Крупской в 1951 году. Ансамбль был образован зданиями горисполкома (арх. П. Иванов), Министерства сельского хозяйства (арх. В. Нусов), проектного института "Киргизгипрострой" (В. Очинский, В. Афонин, И. Люблинский, В. Коновалов) и открытой площадью. Со строительством с восточной стороны площади здания Киргизской государственной филармонии и памятника Манасу (1980, арх. А. Печёнкин, скульптор Т. Садыков) было полностью завершено формирование этого ансамбля.

После принятия Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР об устранении излишеств в архитектуре и переводе всего строительства на индустриальные методы (1955) формирование города сильно изменилось.

Обеспечение предельно экономичных архитектурных решений зданий и сооружений за счёт сборных конструкций, жёсткое нормирование, застройка городов по микрорайонам стали определяющими на всём пространстве Советского Союза. Само содержание архитектурно-строительной деятельности обрело промышленные черты; полностью было прекращено индивидуальное проектирование.

Игнорирование традиций, безликость, механистичность новой архитектуры, несмотря на относительное улучшение комфортности, понравиться никому не могли. Такие здания быстро устаревали морально. Меня всегда поражало, как вообще у человека творческой профессии могла возникнуть мысль поставить подобную дуру в таком сказочном пейзаже! Я для себя объясняла это тем, что для массового строительства использовались типовые проекты, разработанные центральными проектными научно-исследовательскими институтами Москвы и Ленинграда. Что может знать об уникальной атмосфере города бригада проектировщиков, каждый из которых тачает свою деталь! (К этому времени и проектирование превратилось в промышленный процесс с разделением функций между отдельными подразделениями. Кто-то рассчитывает ригеля, кто-то проектирует сантехнику, а весь проект в голове у Руководителя проекта, который осуществляет генеральную линию, а вовсе не творческий процесс).

В этот период были построены кинотеатр "Россия" (1963, арх. С. Чечик, П. Мочульский), здание цирка (1976, арх. Л. Сегал, В. Шадрин, А. Нежурин), Дворец спорта (1974, арх. В. Костин, В. Марунов), универмаг "Айчурек" (1974, арх. Б. Соболевский, Ю. Пересветов), кинотеатр "Манас" (1970, арх. А. Головонов), музеи В.М. Фрунзе (1967, арх. Ю. Карих, Г. Кутателадзе), изобразительного искусства (1974, арх. Д. Ырыскулов, А. Жекшенбаев, В. Назаров, инж. А. Юсупов), главный выставочный павильон ВДНХ (1974, арх. В. Лызенко, А. Нежурин).

Создателям здания Киргизского государственного музея изобразительных искусств в 1976 была присуждена Государственная премия им. Токтогула Сатылганова.

1970-е годы обогатили столицу памятниками. Памятник Тоголоку Молдо, установленный в центре сквера между улицами Московской и Боконбаева (1963, скульптор О. Мануйлова), памятник Т. Сатылганову возле театра оперы и балета (1974, художник Г. Айтиев, арх. А. Исаев), памятник М.В. Фрунзе, сооружённый на площади железнодорожного вокзала (1970) до сих пор украшают город благодаря удачному размещению.

К середине 70-х годов во Фрунзе имелось 17 парков, 22 сквера, 2 бульвара и 4 лесопарка. В 1976 году с западной стороны Центрального универмага была организована благоустроенная площадка с фонтанами, малыми архитектурными формами, озеленением. Эта работа была удостоена диплома первой степени Союза архитекторов СССР (A. Солтобаев, Р. Мухамадиев, Ю. Тагиров, Б. Афиджанов).

Первое 16-этажное здание в городе появилось достаточно поздно – в 1984 году. Это был жилой дом на 130 квартир (арх. В. Боровиков, инж. В. Мануковский, В. Шереметьева). С него начался переход от "штучных" домов к пространственно-развитым жилым комплексам. Так появились комплексы жилых домов по улице Советской (1977, арх. Е. Писарской, В. Лызенко, К. Токочев, Ю. Сычков), по проспекту Чуй (1985, Б. Лебедев, Н. Байбеков, А. Нежурин, инж. В. Бушуев).


За оригинальное пластическое решение 18-этажного 100-квартирного жилого дома по улице Киевской авторский коллектив в составе: Б. Лебедев, И. Камбарбаев, А. Нежурин, М. Байбеков, инженеры Я. Гринштейн, В. Бушуев был отмечен золотой медалью Союза архитекторов СССР на Всесоюзном смотре лучших построек.

К празднованию 60-летия Киргизской ССР было завершено строительство трёх рынков: Аламюдюнского, Орто-Сайского и Ошского. Последний стал особой достопримечательностью города. Каждый раз, когда появляешься в Бишкеке, тебя спрашивают, а был ли ты на Ошском рынке.

Следующее десятилетие вся архитектурная общественность Советского Союза боролась за национальное своеобразие. Не прошли эти искания и мимо Киргизской Республики. Появились в то время спецбольница по улице Киевской (1983, арх. У. Алымкулов), кардиологический центр Республиканской больницы (1982, Я. Алексенцев), аэровокзал "Манас" (1981, арх. В. Иванов, А. Жумакалиев, К. Куделя, инж. С. Лопатин), здание партархива (1984, Е. Чубенко, А. Нежурин, Г. Мулявин), Комитет государственной безопасности (1984, Е. Чубенко, А. Нежурин, А. Согонов, В. Лызенко, П. Мулявин), западный автовокзал (1986).

1990-е годы принесли радикальные изменения в облик города, что было обусловлено обретением суверенитета, переходом к рыночной экономике.

Произошёл резкий спад в объёме капитального строительства. Творческие коллективы в крупных специализированных проектных организациях распались на мелкие группы и частные проектно-строительные фирмы. Значительная часть архитектурных сил ушла из профессии. Готовить новые было некому. Надо было создавать собственную школу. На базе архитектурно-строительного и инженерно-строительного факультетов политехнического института в 1992 году был создан Архитектурно-строительный институт, где ведётся подготовка молодых архитекторов, градостроителей, реставраторов, дизайнеров и строителей.

Парламент республики в 1996 принял закон об архитектуре и градостроительстве, отразивший те изменения, которые произошли в экономической и политической жизни.

В течение последних десяти лет наметились новые тенденции в развитии архитектуры и градостроительства. Сегодня растут, как грибы, новые сооружения в Бишкеке и в других городах. Невиданными темпами развивается культовое зодчество. Появились новые комплексы, в том числе этнокультурный центр "Манас айылы", построенный в Бишкеке к 1000-летию эпоса "Манас"...


Среди монументально-скульптурных памятников, созданных за последние 10 лет, выделяются работы известного скульптора Т. Садыкова "Монумент независимости" и "Эл кугу". В парке имени Ататюрка сооружён памятник, посвящённый погибшим воинам-афганцам (Т. Кенешов, Ж. Исаков и др.).

Сегодня Бишкек – столица Киргизской Республики, её политический, экономический, научный и культурный центр.

Площадь города – 160 квадратных километров, население – около 1 миллиона человек.

В Бишкеке расположена большая часть всей промышленности Киргизии.

Интенсивно развивается информационная инфраструктура города: практически на каждом углу можно найти интернет-кафе, создано большое количество локальных, глобальных, корпоративных вычислительных сетей.

В городе имеются представительства крупных международных фирм, таких как Mersedes-Benz, Audi-VW, Sumitomo, Federal Express, DHL, UPS, LG-Elektronics, Daewoo, Phillips, Siemens, Panasonic, Reemtsma, Coca-Cola и др.

Бишкек – центр национальной культуры Киргизии. В нём находятся музыкальный и драматический театры, филармония, библиотеки, музеи.

Любимое место отдыха и прогулок гостей столицы – это центр Бишкека. Здесь сосредоточено большинство музеев, галерей, магазинов, парков, скверов, площадей, ресторанов и кафе.

Тект: Комарова И.И.

Все материалы, содержащиеся на веб-сайте www.foto.kg, защищены законом об авторском праве. Фотографии и прочие материалы являются собственностью их авторов и представлены исключительно для некоммерческого использования и ознакомления , если не указано иное. Несанкционированное использование таких материалов может нарушать закон об авторском праве, торговой марке и другие законы.
Разработка сайта Новости Кыргызстана, Киргизии