20-11-2014, 21:48 | История развития уголовно-исполнительной системы Киргизии

В 1918 году было утверждено положение о Наркомате юстиции Туркестанской республики – НКЮ, которому в Киргизии подчинялись три тюрьмы, а также два работных дома.

Год спустя центральный орган НКЮ издал инструкцию, согласно которой стали образовываться учреждения нового типа – мужские и женские тюрьмы, реформаторские и земледельческие колонии для условно освобожденных и несовершеннолетних, принудительно-лечебные заведения для лиц с психическими отклонениями, чисто тюремные больницы и арестные дома, впоследствии превратившиеся в камеры предварительного заключения (КПЗ).

Кстати, само слово «тюрьма» было непопулярным, «старорежимным». Поэтому с 1918 по 1924 годы места заключения, именовались всяко: «дома лишения свободы», «исправительно-рабочий дом», «дом заключения» и тому подобное.

В 1918-1919 годах в Пишпекском исправдоме сидело около 250 человек, в Каракольском – около 120, в Ошском – от 90 до 180. Чуть позже «домзак» на 30 душ открылся в Нарыне, затем в Джалал-Абаде.

1920 год – особая веха в пенитенциарной летописи Киргизской ССР. В тот год близ села Молдовановки был образован первый концентрационный лагерь. Здесь имелись свой комендант, заведующий принудработами, завхоз, бухгалтер, два повара, пара надзирателей, писец, курьер. Несколько сот заключенных находились под контролем 22 бойцов, вооруженных трехлинейками.

8 августа 1921 года Молдовановский концлагерь был переведен в ведение Пишпекского Угорревкома, а окончательно свое зловещее название он утратил 12 декабря того же года, когда по решению Туркестанского ЦИК вместо него была организована сельхозколония. Остальные концлагеря, один из которых, кстати, располагался возле столичного кинотеатра «Иссык-Куль», закончили свое существование после Гражданской войны.

В те годы выходила масса документов, регламентирующих работу карательно-исправительной структуры. Этот процесс был в основном завершен в 1922 году объединением всех тюрем, лагерей ВЧК и прочих учреждений наказания под единым флагом Управления мест заключения при НКВД Туркестанской ССР. С образованием же Кара-Киргизской автономной области общее руководство ИТУ стала осуществлять уже Инспекция мест заключения при облисполкоме.

Потихоньку, со скрипом, но специфическое законодательство все же обретало свою форму. Определились методы наказания и «перековывающие» мероприятия, режимы изоляции, регламент прогулок, свиданий, передач, переписок, формы одежды, питания, появились дифференциация задержанных, подследственных, подсудимых, заключенных, утвердились нормативные акты.

С 1954 по 1969 годы системой ведало Главное управление мест заключения при Министерстве охраны общественного порядка.Переломный момент наступил в 1989-90 годах, когда по всем «отсидочным» местам СССР прокатилась волна протестов.

В Кыргызстане облаченные в робы люди требовали изменить условия содержания, снять многие запреты, улучшить питание, предоставить отпуска, расширить свои права и многое другое. Отказ от выполнения их требований выливался во всякого рода разборки, пленение сотрудников администрации, голодовки, побеги, самоубийства и прочее.

1989 год. Итог восстания с 14 на 15 сентября в колонии №19 у села Жаны-Жер Сокулукского района измеряется следующими цифрами: 3 погибших, 15 заключенных получили огнестрельные ранения, пострадало более 20 военнослужащих, материальный ущерб превысил 1 млн. полновесных советских рублей.

Это ЧП стало одним из крупнейших в Киргизии. Следствие, ведшееся Генпрокуратурой около года, вместило в себя 25 томов уголовного дела и показания свыше ста очевидцев. Осуждено 20 человек.
Горький урок событий в 19-й колонии заставил ГУИТУ – ГУИН проанализировать и начать исправлять ошибки в воспитательной работе, трудоиспользовании заключенных, подборе и подготовке кадров, материально-технической оснащенности, в иных направлениях.
Но проблем было очень много. Главное – своевременно их решать, чтобы не расхлебывать потом кровавую кашу. История имеет тенденцию повторяться, что и показали события 2005 года. Тот год запомнился целой серией акций неповиновения. Апофеозом беспредела стали эксцессы в ИК № 31, где в ходе инспекционного визита были застрелены депутат Жогорку Кенеша Тынычбек Акматбаев и тогдашний глава ГУИН Икматулло Полотов, а также двое членов парламентской делегации. Подавление лагерного «путча» в Молдавановке и других лагерях привело к гибели еще четырех человек и ранению экс-начальника ГУИН Капара Мукеева.

Одним из основных средств исправления осужденных является общественно-полезный труд. В 70-80 годах исправительно-трудовые учреждения по объемам промышленной продукции, номенклатуре выпускаемых изделий занимали одно их ведущих мест в экономике Кыргызской Республики. Существовало внутреннее сотрудничество между предприятиями колоний. Они монополизировали некоторые виды производства, были крупными экспортерами своих изделий. На предприятиях системы выпускалась промышленная продукция более 120 наименований, которая поставлялась ведущим заводам и промышленным объединениям бывшего СССР, а также государствам Европы, Азии, Африки и Северной Америки.

Продукция изготавливалась в рядовом, экспортном и экспортно-тропическом исполнении. При изготовлении продукции использовались высокоточные прецизионные агрегатные станки, многофункциональное металлорежущее и прессовое оборудование. Испытание готовой продукции производилось на стендах, которые не имели аналогов в республике. Годовой объем промышленной продукции в среднем достигал 90 млн. долларов США. Основной продукцией, выпускаемой подразделениями УИС, были тракторные сиденья, запорная арматура, тормозные электромагниты, подогреватели жидкостные дизельные, шестеренчатые насосы, маслоохладители, конечные выключатели. Кроме того, в ИТУ выпускались товары народного потребления и хозяйственного обихода: электрорадиаторы типа «Термо-4М», карнизы для штор и портьер, различные типы светильников (люстры, бра, настольные лампы), санки детские, замки висячие и накладные, кровати раскладные алюминиевые, сетка «Рабица», комплекты дачной мебели, кухонная посуда и т.д. Трудовое использование спецконтингента системы составляло более 90%.

Но после полного краха коммунистической экономики и к приходу к экономике, основанной на свободном рынке, производство в исправительных колониях (далее – ИК) почти прекратило свое существование. Это вызвало безработицу и бездеятельность заключенных, в связи с чем, они стали агрессивно относиться к администрации исправительных учреждений.

Кыргызстан, обретя независимость в 1991 г., вступил на путь демократического развития, стал членом ООН и мирового сообщества, присоединился к международным документам по правам человека, а значит, стал не только субъектом международного права и участником международных отношений, но и добровольно взял на себя обязательства и ответственность по исполнению всех международных норм в области прав человека.

Как известно, Кыргызстан присоединился к Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г., Международному пакту о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г. и т.д.

Однако законодательное закрепление прав и свобод гражданина, определение гарантий их соблюдения, увы, еще не означает их действительного соблюдения.

Все материалы, содержащиеся на веб-сайте www.foto.kg, защищены законом об авторском праве. Фотографии и прочие материалы являются собственностью их авторов и представлены исключительно для некоммерческого использования и ознакомления , если не указано иное. Несанкционированное использование таких материалов может нарушать закон об авторском праве, торговой марке и другие законы.
Разработка сайта Новости Кыргызстана, Киргизии