• Просвещение в Туркестане в конце XIX-начале XX вв.Русско-туземные школы - [ Редактировать ]

5-03-2015, 19:23 | Просвещение в Туркестане в конце XIX-начале XX вв.Русско-туземные школы

После присоединения Туркестанского края к России, царская администрация приступила к организации школ для совместного обучения русских детей и детей «инородцев». Согласно проекту, предполагалось открыть, во-первых, уездные народные училища с 4 летним общеобразовательным курсом и ремесленным классом, и во-вторых, начальные школы грамотности. Первый тип школ предназначался для уездных городов и вообще пунктов с оседлым населением, а второй для детей русских «простолюдинов» и кочевого населения.

Школы грамотности соответствовали младшему отделению уездной школы - то есть ограничиваются обучением чтению и письму на русском и местном языках и счету. А в программу уездных школ входило преподавание закона божьего (для русских), русского языка, землеописания, счета целых, простых, дробных и десятичных чисел, элементарное черчение в применении к ремеслам, и «туземный язык» для детей местного населения.

При уездных школах должно было быть по 20 вакансий для детей кочевников - будущих учителей степных школ.

Но вначале лишь незначительное число детей из числа местных жителей поступало в эти школы. Одна их главных причин этого заключается в том, что в русских учебных заведениях не преподается ни языка, ни религий туземцев, а потому киргизы предпочитают для обучения своих детей туземной грамоте обратятся к муллам из киргиз, узбеков и татар, имеющихся в волостях, муллы эти кочуют с аулами1. Другая причина заключалась в том, что родителям-кочевникам трудно было содержать своих детей в городе или поселке. Для устранения этого положения администрацией Туркестанского края было предложено военным губернаторам областей позаботиться об устройстве в уездных городах за счет местных средств приготовительных пансионов для кыргызских детей. Устройство такого пансиона намечалось в г. Токмаке еще 1870 г., но он открылся в г. Пишпеке. Перед этими пансионами ставилась задача подготовить из местного населения переводчиков и письмоводителей в которых местная администрация очень нуждалась. Для подготовки таких лиц с 1 октября 1874 г. открылся пансион в г. Караколе, который назвали киргизской школой или же ученической квартирой. Здесь обучалось 10 мальчиков - по одному из 9 кыргызских, и 1 калмыцкой волостей уезда. Содержание школы было возложено целиком на кыргыз. По общественным приговорам кыргызских волостей был введен 15-ти копеечный сбор с каждой юрты, дававший ежегодно 1840 рублей. Кроме того, киргизы пожертвовали на школу 2000 рублей.

Ученики жили и питались, одевались при школе. Их обучали татарской грамоте, они посещали русскую школу для изучения языка. Но 1 октября 1878 г. из за недостатка средств эта школа была ликвидирована. Первоначальное предположение о возможности совместного обучения детей русского и местного населения в одних и тех же школах на практике не осуществилось. Так как местное и русское население жили обособленно, что не давало детям возможности посещать одну и ту же школу, да и сама задача обучения, методы занятий не могли быть одинаковы. Это отмечал в своем протоколе от 29 мая 1907 г. попечительский комитет Туркестанского края, подытоживая там свою деятельность. Возникла необходимость открытия особых школ для местного населения, соответствующих его взглядам: то есть открыть особые школы, где наряду с прохождением «родной грамоты» и основ мусульманства, по традициям местного населения, учащиеся изучали бы русский язык, такие школы могли бы стать приемлемыми для местного населения и отвечали бы интересам царской администрации. И по распоряжению от 20 июня 1886 г. в Туркестане для детей коренных национальностей официально стали открываться и распространятся так называемые русско-туземные школы, перед которыми ставилась двойная задача: во-первых, научить детей местного населения русскому языку, и во-вторых, сохранить то «образование» которое давалось ранее мектебах и укоренилось среди местного населения. Туркестанская администрация стремилась устранить недоверие местного населения и рассеять опасения по поводу вытеснения из школ религиозных вероучений. В начале в этих школах учились дети бедняков, богатые дети туда ходили крайне неохотно, предпочитая отдавать в эти школы детей бедняков - их отправляли насильно. «1895 г. из Заукинской волости в русско-туземное училище были направлены дети бедняков а в одном официальном сообщении сказано, что в этих школах «отдает детей только бедняк, которому некуда их давать» Один из заведующих русско-туземных школ писал, «…7/8 уходящих раньше окончания курса школы были дети состоятельных кочевников их любимые сынки, а дети бедных наоборот, крепко держались за свои вакансии». Только в дальнейшем, когда кыргызская знать и нарождающаяся торговая буржуазия поняли выгоду, которую можно было извлечь из полученного в русско-туземных и русских школах образования. Они стали отдавать в эти школы и своих детей.

Первые русско-туземные школы находились в очень тяжелых условиях: не хватало денег для их содержания, не было учебных пособий и зданий. Это отразилось на их деятельности: так в 1888 г. было 22 таких школ, то их число не менялось до 1894 года., число учащихся колебалось от 375 до 464, в течении первых 9 лет школу окончило всего 113 учеников в среднем по 12 учеников в год.

Первая русско-туземная школа в Кыргызстане была открыта 3 октября 1884 г. недалеко от г. Токмак - здесь жили в основном дунгане, перешедшие в пределы России в 1877 г. из Кашгара. Но эта школа не дала результатов - за 11 лет обучения только 2 человека научилось русскому языку. Вторая русско-туземная школа была открыта в 1887г. в Оше, только затем были открыты школы в г. Токмаке, в Сокулуке, Джумгале, в селе Панфиловском, в урочище Кетмен-Тюбе, на юге в Суусамыре и в Арымской волости. В 1911 г. в Пржевальске открывается женская русско-туземная школа с 23 ученицами, затем такая же школа открывается в Токмаке. Перед 1917 г. на территории Кыргызстана существовало 16 русско-туземных школ, во всех этих школах обучалось 750 учащихся - 670 дети местного населения в том числе 614 мальчиков и 56 девочек. Занятие учащихся в русско-туземных школах проходили одновременно в двух классах: русском и туземном. Каждый ученик проводил 2 часа в одном классе, 2 часа в другом. Обучение с ними вели 2 учителя, русский, назначенный администрацией и туземный, избранный из местного населения. Работали они совершенно обособленно друг от друга, каждый по своему особому методу. Согласно утвержденному в 1895 г. расписанию занятий, дети не учились в воскресные дни, а по пятницам занятия только для желающих. Таким образом, все учащиеся занимались в русском классе по 11 часов еженедельно. Занятия начинались 1 августа и заканчивались 1 июня, а в степных областях с 1сентября по 1 мая. Праздники, как мусульманские, так и христианские считались свободными от учебы. По содержанию обучения русско-туземные школы были отнесены к низшему типу русских школ. В одном из циркуляров было сказано: «в отношении учебной программы ограничить преподавание сообщением основных начал русской грамотности, т.е. приучением к правильному чтению, письму, и счету (математики) в пределах строгого необходимых для элементарных потребностей инородческого быта, а главное - направить усилия к возможно более совершенному усвоению туземцами русской речи и наибольшего навыка в употреблении обыденного, разговорного языка. Переводный метод обучения при помощи транскриптированного русского алфавита был введен во всех русско-туземных школах края. Занятия носили чисто механический характер, и ограничивались изучением отдельных русских слов и фраз, переводами их на родной язык и заучиванием грамматических правил. Ученики умели читать по-русски, но часто только механически, с совершенно произвольной установкой ударений. Такая же ситуация складывалась и на занятиях арифметикой - не понимая русской речи и не имея соответствующих терминов на родном языке, могли только механически вычислять, причем нередко доходили только до деления целых чисел, практика же их в решении задач была совсем ничтожна. Занятия по такой системе велись во всех русско-туземных школах края в течении 8-10 лет. Так как школы не могли обучить местное население разговорному русскому языку, то постепенно начал развиваться наглядный или натуральный метод обучения. Впервые он был применен в 1894 г. под председательством директора народных училищ С. Граменицкого, была создана особая комиссия для выработки программы и учебного плана занятий, соответствующих приемам наглядного метода обучения. По новой программе учебный материал распределялся строго по годам обучения и включал в себя элементы русской грамотности, некоторые сведения по географии и естествознанию и истории, которые должны были также усваиваться на уроках русского языка в старших классах. К программе была приложена методика обучения арифметике: в первый год обучения положено было пройти счет до 100 и вычислить до 20; во второй год счет до 1000, вычисления до 100 и решение задач; в третий год - счет до миллиона и решение задач в пределах 1000; четвертый год - нумерацию чисел любой величины и ознакомление с простейшими дробями. Но эта программа на практике была применена не полностью. Не случайно сенатор К.К. Пален, ревизировавший деятельность Туркестанских школ в 1908 г. писал, что «…занятия в этих училищах ограничиваются изучением русской азбуки, чтения и переводов на родной язык некоторых статей и принятых книг для чтения и заучиванием наизусть некоторых стихотворений и басен. Количество прочитываемых и выясняемых при классных беседах статей не значительно, до ознакомления с географией и историей России они не доходят, и по арифметике не проходят всего материала, указанного в программах. В общем, повторяются недостатки постановки дела, какие наблюдались в первый период существования этих училищ, когда в них практиковался переводный метод обучения». Одновременно с разработкой новых программ велась и работа по созданию специальных учебников для русско-туземных школ. Одним из первых авторов учебников в Туркестане был С. Граменицкий. К концу XIX века русско-туземные школы получили первую, вторую и третью книги для чтения С. Граменицкого, составленному по наглядно-разговорному методу. Крупным недостатком этих учебников было полное игнорирование родного языка учащихся. Учебными пособиями по арифметике служили «сборник арифметических задач» Малинина и Буренина, а с 1890 г. основным учебником стало «начальная арифметика» того же С. Граменицкого. Кроме того, использовались такие учебники как «Родное слово», «Детский мир», К.Д. Ушинского «Мир в рассказах для детей» И.П. Вахтерова «Книга для чтения» Л.Н. Толстого, они расширили кругозор детей и несколько облегчили усвоение русского языка.

А в туземных классах единой программы не существовало. Так как все учебники были составлены на арабском и персидском языках, то детям приходилось заниматься грамматикой 3-х языков (русского, арабского, персидского), что не могло не отражаться на качестве обучения и усвоения. Определенных часов не было, муллы занимались столько, сколько хотели. Главная цель их состояла лишь в том, чтобы ознакомить детей с основами мусульманского вероучения. В качестве учебника использовался узбекский словарь «Устоди - Авваль» - «Первый учитель» С. Азизова и «Самоучитель Оракулова». Хаджибеков - учитель русско-туземной школы составил на основе арабского алфавита «Букварь для киргизских школ в Туркестанском крае» изданный в Оренбурге в 1912 г. Многие русско-туземные школы Кыргызстана имели свои библиотеки. Например, в Токмакской школе на 1899 г. было 115 книг в 189 томах, 1908 году в Ошской школе был от 128 томов, а в Кетмен-Тюбинской 186. Но в основном это были книги религиозно-нравственные или по различным отраслям сельского хозяйства.

Кроме того, в русско-туземных школах были введены классы ручного труда. Так, например, при Токмакской школе обучали сапожному, переплетному и столярно-токарному мастерству: в классах находилось необходимое оборудование - верстаки, станки, машины инструменты и материалы Обучение ручному труду не способствовало подготовке ремесленников или мастеровых, но оно давало некоторые навыки ручного труда. Так каковы же общие результаты деятельности русско-туземных школ? Из них, хотя бы и в небольшом количестве выходили переводчики или писари местных царских администраций; некоторые выпускники могли поступить в городские училища, так как после его окончания могли бы свободно получить какую-нибудь должность и приличное жалование. Но, в городском училище вакансия для детей кыргызов была очень ограниченной.

После завершения обучения в русско-туземной школе многие выпускники стали впоследствии учителями, советскими работниками, занимали крупные посты в Киргизии, например, А. Сыдыков. Из числа бедных дехкан были З. Кыдырбаев, И.О. Орозалиев, А. Омурзаков, Г. Ульджоватов, А. Чакнаков и многие другие, которых русско-туземные школы вывели из неграмотности, и если можно так сказать, дали «путевку в жизнь» на том историческом этапе нашей республики Кыргызстан.

Дореволюционные русские школы

Открывая русские школы в Туркестане, царская администрация, прежде всего, заботилась об образовании детей русских поселенцев края. Школы были двух типов: начальные - для детей «русских простолюдинов», которым полагалась ограничиться элементарным обучением, здесь же допускалось совместное обучение русских детей с «инородцами» т. е. кыргызами, узбеками, и представителями других местных национальностей; и училища для детей купцов, чиновников и др. состоятельных лиц, которые в дальнейшем могли получить гимназическое образование. Училища второго типа открывались в уездных городах или пунктах с оседлым населением. Распространение таких училищ, в основном в Кыргызстане шло с севера на юг, так как присоединении Кыргызстана к России началось с севера.

Все материалы, содержащиеся на веб-сайте www.foto.kg, защищены законом об авторском праве. Фотографии и прочие материалы являются собственностью их авторов и представлены исключительно для некоммерческого использования и ознакомления , если не указано иное. Несанкционированное использование таких материалов может нарушать закон об авторском праве, торговой марке и другие законы.
Разработка сайта Новости Кыргызстана, Киргизии