27-03-2015, 17:36 | Изобразительное искусство Киргизской ССР

Издавна развитое у киргизов декоративное прикладное искусство отмечено изяществом и богатством форм, четкостью рисунка, высокой культурой цвета. В силу особенностей кочевого уклада жизни применение его было ограничено в прошлом художественным оформлением жилища, одежды, предметов утвари, сбруи. Тем не менее в этой стороне народного творче­ства также проявлялась высокая художественная одаренность народа.
Киргизское изобразительное искусство всегда имело подлинно народ­ный характер. Его лучшие образцы, украшавшие чаще всего юрты, пред­меты внутреннего убранства, костюм, седла, сбрую киргизской феодаль­ной знати и крупных скотовладельцев были изготовлены руками мастеров и мастериц — выходцев из народа. В художественном замысле этих про­изведений искусства сохранялись лучшие народные традиции, переда­вавшиеся из поколения в поколение. Малохудожественные, но поражав­шие пышностью декоративной отделки предметы убранства юрт, отдель­ные украшения, выполненные по заказу феодалов, были сравнительно редки и не характеризовали в целом демократического, по своему содер­жанию, изобразительного искусства киргизов.
Прикладное искусство у киргизов представлено ковроделием, изго­товлением разных типов узорных войлоков, орнаментированных циновок, узорным ткачеством, тиснением по коже, резьбой по дереву и художествен­ной обработкой металла.
Выделкой шерстяных ворсовых изделий уже давно занимаются памиро-алайские и ферганские киргизы, а также киргизы, живущие в юго-запад­ной части Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР.
Ковроделие было развито раньше преимущественно у племен группы ичкилик, но оно было хорошо знакомо и другим южным киргизам. Теперь ковры изготовляют главным образом в юго-западных районах Ошской области.
В прошлом ковровые изделия были очень широко распространены в бы­ту. Кроме ворсового ковра (килем), до сих пор можно встретить мешки разного назначения, имеющие ковровую лицевую сторону (чабадан, кош жабык), ковровые дорожки для украшения юрты (тегирич), переметные сумы (куржун), коврики для седла (эгер квпчук). Раньше было принято из­готовлять ковры небольших размеров, но с конца XIX в., когда они стали поступать в продажу на местные рынки, начали делать ковры крупных размеров. Теперь преобладают ковры размеров 3—3,2 X 1,4—1,5 м.
Киргизские ковры изготовляются на таком же примитивном горизон­тальном станке (дукен), как туркменские и узбекские. Он состоит из двух жердей, длина которых несколько превышает ширину основы, и трех па­лок, служащих для создания зева, его раскрытия и перемены ниток ос­новы. Уток и ворсовые узлы прибивают деревянной колотушкой с зубья­ми, ворсовую нить отрезают ножом, а ворс подравнивают ножницами.
Высота ворса 5—7 см. Ворсовый узел полуторный, вяжется ру­ками. Плотность киргизского ковра в среднем 900 — 1000 узлов на 1 кв. дм. Ковры боль­шого размера изготовляют обычно коллективно.
Ковры ткут из овечьей шер­сти, но на основу идет и верб­люжья и козья шерсть.
Преобладающими цветами в коврах являются мареново­красный и индигово-синий, оба — в глубоко приглушен­ных тонах. Реже используются желтый, коричневый, зеленый, белый. Тона и оттенки красок своеобразны, а сочетание их свидетельствует о тонкости вку­са ковровщиц. Киргизы поль­зовались для окраски шерсти растительными красите лями, а с конца XIX в. —анилиновыми красками, применение которых ухудшило качество ковров.
Киргизские ковры имеют рамку, окаймляющую централь­ное поле. Узоры на рамке от­личаются от узоров на цент­ральном поле. Композиция ор­намента ковров имеет несколь­ко вариантов. Например, центральное поле разделено на долевые поло сы, по которым располагаются узоры, или на нем расположен однородный узор в шахматном порядке либо по диагоналям, или на центральном поле образованы ромбы с узорами внутри них.
Ковровый орнамент слагается из восьмигранников, крупных крестов, простых и ступенчатых ромбов, часто в сочетании с мотивами типа «барань­их рогов» и др. В названиях орнамента отражен окружающий реальный мир, но сами узоры уже в большинстве случаев не напоминают реальных предметов. В орнамент проникли отдельные китайские мотивы, которые утвердились в качестве составного элемента декора киргизского ковра. Ковровый орнамент имеет очень большое сходство с орнаментом на кир­гизских чиевых циновках (аъикана, чыгдан).
По орнаменту и особенностям расцветки киргизские ковры наиболее близки к коврам современного Синьцзяна и к узбекским (андижанским) коврам. В мотивах орнамента много общего с каракалпакскими коврами.
Под влиянием разного рода неблагоприятных причин ковровое произ­водство у киргизов накануне Октябрьской революции пришло в упадок. К настоящему времени оно несколько оживилось. Киргизские ковры по­ступают в продажу, в особенности на рынок в г. Исфаре (Таджикская ССР). В Киргизской ССР организуются ковровые мастерские, к ра­боте в которых привлекаются народные мастерицы. Появляются новые ковры с современной тематикой узора.
Более распространены у киргизов войлочные ковры, а также раз- личные бытовые предметы из орнаментированного войлока. Для орнамен­тации войлока применяются три технических приема. Первый прием — это вкатывание в основной фон войлока узоров из цветной шерсти. Такого типа ковры называют ала кийиз. Второй прием— аппликация: на войлоч­ную основу нашивают узор из окрашенного войлока или из ткани. Нако­нец, третий прием состоит в сшивании вместе элементов одного узора, выре­занных одновременно из двух разных по цвету кусков войлока. Ковры, изготовленные таким способом, называют гиырдак (гиырдамал, тербвлжун). Кроме ковров, из орнаментированного войлока изготовляют мешки и сумки для хранения и перевозки утвари, принадлежности сбруи и т. п.
Орнамент на войлочных изделиях отличается простотой и ясностью узора, сравнительно крупными размерами; он не перегружен мелкими де­талями и окрашивается чаще всего в два основных цвета: синий и красный, коричневый с оранжевым или с красным.
По композиции орнамента войлочные ковры типа шырдака имеют свои особенности не только на разных территориях (Прииссыккулья, Чуйской долины, Таласа и др.)? но и в пределах одной территории. Наиболее ха­рактерны следующие разновидности: ковры с крупным сплошным узором и каймой разной ширины; с большими квадратами, поставленными на ребро, с узорами внутри квадратов и между ними; с центральным полем, разделенным на две половины (по принципу негатива и позитива); с круп­ными кругами на центральном поле и др.
По характеру орнамента войлочные ковры киргизов сходны с ковра­ми казахов.
Одно из видных мест в искусстве киргизской женщины занимает вы­шивка. Вышивкой украшают одежду, различные предметы домашнего обихода (подвесные сумки, мешочки, наволочки, покрывала, подзоры, декоративные полотенца), чепраки. Лучшими образцами вышивального искусства являются богатые по мотивам цветные композиции, обрамляю­щие настенные украшения — особого типа панно-ковры — туш кийиз. Вышивают бумажными, шерстяными или шелковыми нитками разных цветов по бархату, хлопчатобумажной и шерстяной ткани, по сукну, вой­локу и, наконец, по коже. Из технических приемов чаще всего встречает­ся тамбурный шов, но вышивают также гладью. Среди узоров вышивок имеются стилизованные растения, крестообразно расположенные парные «рога», зигзаг, розетки и другие геометрические фигуры. Все эти мотивы близки к казахским. Встречаются также изображения птиц, животных и даже людей. За последнее время под влиянием соседнего русского насе­ления распространилась вышивка крестом и мотивы русского и украин­ского орнамента.
Оригинальны по технике и рисунку узоры из цветной шерсти, кото­рыми покрывают циновки из стеблей чия, употребляемые для обтягивания деревянного остова юрты. В них встречаются восьмигранники, внутри которых помещен квадрат с парными «рогами» на концах. Этот узор, а так­же композиция орнамента, наличие бордюра, наконец, расцветка с приме­нением диагональной симметрии цвета —красного, белого, синего — ближе всего напоминают тканые киргизские и туркменские ковры.
Тканые полосы, служащие для скрепления различных частей юрты, также часто делают орнаментированными.
Повсеместно распространенное узорное ткачество отличается большим разнообразием. На всей территории Киргизии бытует способ тканья терме — с одним утком, со скромной цветовой гаммой. В южной части республики встречается способ тканья кажары, букары, для которого ха­рактерны большая плотность, особая техника и своеобразный орнамент. Третий способ — беги кеште — распространен главным образом в север­ной части Ошской области, отчасти в южной, а также в Таласе. Он напоми­нает вышивку гладью. Его особенности —тканье с двумя утками, геомет­рический узор, белый фон и определенное сочетание тонов узора.
Тиснение по коже и аппликация из кожи встречаются главным обра­зом на старых сундуках, футлярах для, различных кожаных сосу­дах для кумыса и молока, принадлежностях седла. Орнаменты, вытис­ненные на кожаных сосудах для кумыса (кввкер), по форме очень близки алтайским тисненым узорам на таких же сосудах.
Конскую сбрую, изредка мужские пояса и некоторые другие предметы украшают металлическими пластинками и бляхами, покрытыми узором, выполненным путем чеканки, насечки, гравировки, черни, или прорез­ным узором. Из серебра и теперь изготовляют различные женские украшения. Самым распространенным видом техники, применяемой ювелира­ми, является аппликация серебром (с применением серебряной проволо­ки) по металлу. Кроме того, мастера применяют штамповку, зернь, встав­ку цветных камней.
Резным орнаментом покрывают иногда двери и дверные рамы в юрте,, сундуки и шкафчики, музыкальные инструменты. Применяют две техники резьбы: плоскую и глубокорельефную, при этом плоская резьба часто^ окрашивается красной, синей, белой, желтой красками. Мотивы резьбы — растительные и геометрические. За последнее время появилась и роспись, по дереву. /
Резьба по дереву, как и художественная обработка металла, произво­дится, как правило, мужчинами, остальные виды прикладного искусства составляют область художественного творчества женщин. В киргизском орнаменте встречаются реалистические изображения животных, птиц и других элементов окружающей природы, а также предметов быта. На­ряду с ними, особенно в вышивках и аппликациях, применяются фанта­стические узоры, называемые кыял.
Проведенные в последнее время исследования киргизского орнамента показали, что он формировался постепенно, в его состав входят и древ­ние, и более поздние элементы, в ряде случаев на нем отразилось влияние тех народов, с которыми киргизы и их предки входили в разное время в тот или иной контакт. Наиболее древние элементы киргизского орнамент та —простейшие геометрические мотивы, встречающиеся главным обра­зом на предметах из дерева, отчасти в вышивке и на войлоке. Однако более распространены и определяют общий характер киргизского прикладного искусства рогообразные мотивы, волна с завитками, крестообразные фи­гуры, пальметты и другие, которыми киргизы украшают изделия из кожи, дерева, металла, войлока. Этот комплекс орнаментальных мотивов вос­ходит, по-видимому, к искусству поздних кочевников (IX—XII вв.). В киргизском орнаменте, несомненно, отразились и связи с искусством оседлого населения Средней Азии.
Кроме орнамента, киргизам был известен и тематический рисунок, применявшийся начиная с XVIII в. в росписи надгробных сооружений.
Это — живопись типа фресок, аналогичная живописи в мазарах Казах­стана, но, так же как и последняя, изученная еще очень недостаточно. Среди рисунков на стенах мавзолеев встречаются изображения различных животных (верблюдов, лошадей, собак, козлов), предметов утвари, воору­жения и одежды, наконец, человеческих фигур. Иногда чувствуется по­пытка расположить фигуры в связную композицию (сцены охоты, переко- чевок), а также намек на пейзаж. Так же как и у казахов, исполнение всех этих рисунков диктовалось анимистическими идеями и представляло со­бой область религиозного искусства. Композиции отражали события, про­исходившие при жизни умершего. Изображения предметов должны были заменить реальные предметы, необходимые, по верованиям киргизов, для удовлетворения нужд покойного в «загробном мире».
Киргизское изобразительное искусство не однородно на всей терри­тории его распространения. Чем ближе к периферии, тем заметнее стано­вятся его связи с искусством соседних народов. Так, на юге Киргизии отмечается значительная общность элементов киргизского орнамента с узбекским и таджикским. Наблюдаются особенности в орнаменте у раз­личных территориальных групп киргизского населения. В целом киргиз­ское искусство носит вполне самобытный характер, но обнаруживает из­вестную близость с казахским, отчасти с каракалпакским искусством, а также и более отдаленную — с изобразительным искусством народов Алтая.
После Великой Октябрьской социалистической революции народное творчество, получившее стимул для дальнейшего развития благодаря повышению материального благосостояния и росту культурного уровня, окруженное заботой со стороны партии и правительства, начало исполь­зоваться и осмысляться по-новому. Одновременно зародились и начали приобретать национальное своеобразие неизвестные ранее киргизам формы изобразительного искусства —живопись, графика, скульптура.
Богатая и яркая киргизская орнаментика покрывает в виде росписей и фресок стены новых монументальных зданий, она украшает в виде де­коративных панно и войлочных ковров стены и полы новых жилищ рабочих и колхозников, еюрасцвечены костюмы физкультурников. Орнамен­тика широко и многосторонне используется в декоративном оформлении и в костюмах национальных музыкальных и драматических спектаклей.
Орнаментика начинает обогащаться новыми мотивами, органически включаемыми в традиционный узор: пятиконечной звездой, серпом и мо­лотом и другими советскими эмблемами; мастера работают над новыми композициями и расцветкой орнамента.
Мастеров декоративного прикладного искусства можно встретить во всех районах Киргизии. Среди них имеются представители старшего по­коления и талантливая молодежь. Лучшие изделия замечательных выши­вальщиц и мастериц по изготовлению войлочных ковров А. Бокбаевой (Чуйская долина), Турдукан Мамыркановой (Прииссыккулье), Кюмюш Ормоновой и Сайры Ашыровой (Ошская область) представлены в респуб­ликанском историческом музее. Хранительницы лучших традиций вор­сового ковроткачества Марзия Сатарова, Ырыс Нарыкбетова, Толгонап Исманова, Айша Маткаримова, Баян Мадалиева продолжают творчески трудиться в различных районах южной Киргизии. По всей Таласской до­лине славится мастер художественной обработки металла Бейшеналы Кур- манкулов из Кировского района, а на Тянь-Шане известен потомственный ювелир Андашбай Ырсалиев из Джумгальского района. Изящные юве­лирные вещи из серебра изготовляет женщина-мастер Барниса Джээнбе- кова из Алайского района.
Образцы киргизского прикладного искусства неоднократно экспонироровались на международных выставках в Нью-Йорке, Париже. В их изготовлении участвовали Мадакан Сасыкова, Алтын Майрыкова, ныне покойные искусные мастерицы Суура Асарбекова и Машон Алымбекова.
В настоящее время изготовлением ковров, туш кийизов, изделий из дерева, рога и кости занимаются мастерские декоративно-прикладного искусства Художественного фонда Киргизской ССР. Изготовленные в этих мастерских по эскизам киргизских художников ковры ручной работы демонстрировались на Всесоюзной выставке образцов декоративно-при­кладного искусства в Москве в 1960 г.
Создание в г. Фрунзе в 1943 г. Государственного музея изобразитель­ных искусств и помощь русских художников имели огромное значение в развитии киргизского профессионального изобразительного искусства. Оно возникло как совершенно новая область художественного творчества. Его пионерами стали получившие художественное образование в Москве первые национальные художники Гапар Айтиев (ныне народный худож­ник Киргизской ССР) и Сабырбек Акылбеков (заслуженный деятель ис­кусств). Г. Айтиев создал ряд крупных произведений, в которых отобра­зил различные стороны жизни родного народа и природы Киргизии. В его даровании сочетаются пейзажное, жанровое и портретное мастерство. В картинах и пейзажах Г. Айтиева нашли отражение события Великой Отечественной войны («Письмо с фронта»), образы его современников (пор треты героев труда, писателей, артистов, картина «Чабаны»), пленитель­ная красота Иссык-Куля («На Иссык-Куле», «Вечер в Чолпон-Ата», «Ущелье Орто-Урюкты»). Он выполнил в мраморе скульптурный портрет акына Токтогула, совместно с Д. Коджоакматовым написал сложный групповой портрет «Акыны», оформил спектакль «Алтын-кыз» для дека­ды киргизского искусства (1939 г.), участвовал в росписи плафона зрительного зала в здании театра оперы и балета.
С. Акылбеков создал ряд полотен, отличающихся яркой живописно­стью, отличной колористичностью («Уборка урожая», «Полдень», «Вечером в табуне»). Им создано пейзажное панно в главном фойе театра оперы и ба­лета.
Печатью таланта и самобытности отмечено творчество более молодого поколения — воспитанников художественных вузов Москвы и Ленинграда Алтымыша Усубалиева, Джакуля Коджоакматова, Асанбека Молдоакма- това. Портреты, гравюры, картины А. Усубалиева, жанровые пейзажи К. Керимбекова, фризы, декоративные панно, портреты, картины на темы гражданской войны в Киргизии — «Последние», «В отряд Фрунзе» Д. Код­жоакматова дополняются оригинальными работами А. Молдоакматова — декоратора, оформившего ряд оперных и балетных спектаклей. В послед­нее время ряды киргизских художников пополнились. Среди молодых художников —Аалы Джусупов (картина «Киргизские дети»), Мурза Оморкулов (линогравюры, посвященные строительству дороги Фрунзе — Ош), скульпторы Г. Сатаров и Т. Сыдыков.
В Киргизии сложился крепкий творческий коллектив художников, в котором вместе с киргизами работают завоевавшие широкую извест­ность русские мастера изобразительного искусства. Особенно большую роль в развитии изобразительного искусства в Киргизии играет ее уро­женец народный художник Киргизской ССР, член-корреспондент Акаде­мии художеств СССР, лауреат Государственной премии С. А. Чуйков. Он оказал глубокое влияние на творчество киргизских художников, был инициатором создания Музея изобразительных искусств. Он является подлинным певцом новой Киргизии. Им созданы «Киргизская колхозная сюита», талантливая серия «У нас в Киргизии», крупные полотна «Дочь Киргизии», «Токтогул среди народа» и большое число других произве­дений. Много сил отдают воспитанию молодых кадров народный худож­ник Киргизской ССР скульптор О. М. Мануйлова — автор ряда мону­ментальных произведений и скульптурных портретов, заслуженные дея­тели искусств график JI. А. Ильина, живописцы И. П. Гальченко, А. И. Иг­натьев.
Работы киргизских художников неоднократно были представлены на всесоюзных и международных выставках. 70 лучших картин, гравюр и скульптур художников Киргизии были выставлены на Всесоюзной художественной выставке в 1961 г.
Большую работу по популяризации лучших произведений искусства проводит Государственный музей изобразительных искусств. Он систе­матически организует передвижные выставки — картинные галереи на колесах, которые проникают в самые отдаленные районы, вплоть до паст­бищ Тянь-Шаня. Силами художников создан первый в республике му­зей изобразительных искусств в колхозе «Кызыл-Шарк» Ошской обла­сти. Кадры художников готовятся во Фрунзенском художественном учи­лище и в художественных вузах Москвы, Ленинграда, Ташкента.
Киргизская музыка уходит своими корнями в глу- творчество6 бокую древность. О любви киргизов к музыке и поэ­зии свидетельствуют почти все наблюдатели и ис­следователи. Музыка сопровождала в прошлом различные общественные события, в том числе празднества, тризны, военные походы, а также се­мейные торжества.
Она была наиболее любимым и широко распространенным видом народного искусства.
Музыкальное творчество киргизского народа представлено как в во­кальных, так и в инструментальных формах. Оно выработало свой закон­ченный стиль, отличается богатым запасом ритмических средств и харак- терно своим лиризмом, сдержанностью и эпической простотой. Главным признаком своеобразного стиля киргизской народной музыки является ее программность, конкретность создаваемых художественных образов. Киргизской музыке свойственны жизнерадостность и оптимизм. Они про­являются в мягкой, плавной, повествовательной художественной форме.
Важнейшие черты художественного стиля киргизской музыки сбли­жают ее с музыкой казахов, некоторых народов Алтая и хакасов. Кир­гизская музыка выросла из семиступенной диатонической основы, сформи­ровавшись на ее раннем этапе. Древние основы и самобытные черты, за­метно сохранившиеся в киргизской музыке, находят выражение в таких ее важнейших признаках, как речитативность и импровизационность Речитативность сохранилась в большей чистоте лишь в отдаленных рай­онах, например у алайских киргизов, но она также продолжает существо­вать как манера исполнения эпических произведений, многих массовых народных песен, особенно обрядовых. Однако в киргизской музыке воз­никла и развивалась и другая линия песенного творчества в виде протяж­ных распевных песен. К ним относятся лирические, любовные, пастуше­ские песни. Распевные песни получили большое распространение у северо­киргизских племен.
Импровизация характерна как для вокальной, так и для инструмен­тальной киргизской музыки. Киргизский музыкант часто является в то же время и автором исполняемого произведения; если он и не импрови­зирует его полностью, он вносит в него элементы своего творчества. Яр­кими представителями киргизского музыкального творчества в прошлом являлись народные певцы — акыны. Они развивали лучшие художествен­ные традиции прошлого. Акын чаще всего являлся не только певцом, но и музыкантом, и композитором. В более ранний период народные певцы были одновременно и поэтами-импровизаторами, и мастерами инструмен­тальной музыки, и сказителями эпоса.
У акынов имелись свои специфические песенные жанры: песни-настав­ления, песни-порицания, небольшие эпические произведения, песни, с ко­торыми они выступали в соревнованиях. Эти жанры обладали древними музыкальными признаками и звучали при исполнении как речитативнаяt эпически размеренная и уравновешенная музыкальная речь.
Творчество акынов по идейной направленности не было однородным. Передовая часть акынов — выходцев из народа выражала в своих музы­кально-поэтических импровизациях демократические устремления на­рода, протест против произвола и бесправия, мечты народа о лучшей жизни. Приближенные к феодальной знати акыны культивировали жанр восхваления этой знати, стремились своим творчеством поддержать и ук­репить ее господство, патриархально-феодальные устои общества. Эти две противоположные тенденции в музыкально-поэтическом творчестве вначале не были еще четко оформившимися и не всегда строго диффе­ренцировались, но в дальнейшем получили свое развитие, предопреде­ленное общественно-историческими условиями.
Большой степени выразительности и оригинальности по мелодиче­скому содержанию, несмотря на сравнительную простоту исполнитель­ских средств, достигает киргизская инструментальная музыка. Среди народных музыкальных инструментов первое место по степени распро­странения и популярности занимает комуз — трехструнный щипковый инструмент лютневого типа, близкий к казахской домбре, но имеющий, в отличие от нее, три струны и гладкий гриф, без ладовых подразделений. Далее следует струнный смычковый инструмент (кыяк), состоящий из де­ревянного кузова грушевидной формы, несколько удлиненного книзу, с вытянутой кверху шейкой. Нижняя половина кузова обтянута вер­блюжьей кожей, служащей декой инструмента. Кыяк имеет две струны из пучков конских волос; из таких же волос делается и смычок.
На металлическом инструменте (темир комуз, ооз комуз) типа варгана играют преимущественно женщины и дети. Звук его очень мелодичен, похож на тихий свист. Сурнай близок к аналогичным среднеазиатским инструментам типа гобоя. Как и барабан (дослбаги), сурнай использо­вался в прошлом главным образом во время военных походов. Чоор — разновидность пастушеской дудки, продольная открытая флейта с тре­мя или четырьмя пальцевыми отверстиями. Изготовляется из стебля степного растения, реже из дерева, обтянутого в некоторых случаях пищеводом теленка. Отдельные исполнители пользуются своеобразным «ударным» инструментом в виде подвижной фигурки козла (так теке), прыгающей на столике. Она приводится в движение ниткой, протянутой к руке исполнителя, и, отбивая такт музыке, проделывает в то же время забавные движения.
Виртуозность исполнителей-инструменталистов доведена у киргизов до большого совершенства. Инструментальное трехголосие является большим достижением киргизской народной музыки. Среди пьес (куу) для комуза встречаются подлинные шедевры народно-музыкального твор­чества. Пьесы длякыяка — более древнего происхождения и по своей те­матике часто отражают события военной эпохи. Таковы, например, пьесы «Ураан» (боевой клич), маршеобразная пьеса «Кер бзён», героическая пьеса «Кайра-качба» («Не отступать»). На кыяке исполняют также музы­кальные бытовые сценки.
В киргизской музыке вообще широко представлены пьесы программно­изобразительного характера.
Из народных композиторов и музыкантов XVIII—XIX вв. в памя­ти народа сохранились имена Тилена, Кальчеке, Сыртбая, Куренкея, Музооке. Большим мастером-инструменталистом был наш современник Мураталы Куренкеев. Крупнейшим композитором, музыкантом и певцом, имя которого пользуется необычайной популярностью, а произведения составляют богатейшую сокровищницу киргизского музыкального искус­ства, является Токтогул Сатылганов. Мелодии его песен, как и их слова, запоминались и распевались на всех народных празднествах.
После Октябрьской революции начало развитию и совершенствованию киргизской музыки было положено созданием Киргизской государствен­ной ордена Трудового Красного знамени филармонии им. Токтогула Сатылганова. Киргизские музыканты-исполнители никогда не знали коллективного исполнения и игры по нотам. Впервые в Киргизии среди коллективов филармонии был создан государственный оркестр народных инструментов, который составился из усовершенствованных и модерни­зированных национальных инструментов — комуза и кыяка, разделен­ных по образцу профессиональных оркестров (прима, альт и т. д.), и при­соединенных к ним современных флейт, гобоя, фагота и ударных инстру­ментов. Под руководством ныне покойного композитора П. Ф. Шубина оркестранты овладели нотной грамотой. Все это позволило оркестру ис­полнять произведения не только киргизского народного творчества, но ■и советских, русских и западноевропейских композиторов. В составе оркестра представлены крупнейшие солисты-музыканты, акыны и певцы Киргизии. Здесь протекала деятельность популярных музыкантов и пев­цов Атая Огонбаева, Мусы Баетова и Шаршена Термечикова, искусство -которых до сих пор пользуется большой любовью народа, здесь расцве­ло мастерство виртуозов комузистов Карамолдо Орозова и Ибрая Тума­нова. Оркестр вырастил первых киргизских дирижеров.
Помимо оркестра народных инструментов, в составе Киргизской фи­лармонии был создан ансамбль комузистов из учеников виртуоза Атая Огонбаева. Он выступал в 1958 г. на Всемирной выставке в Брюсселе. Ра­ботает также ансамбль исполнителей на металлических инструментах {темир комуз), бригады акынов-импровизаторов, исполнителей собствен­ных и народных песен. Здесь же существует государственный националь­ный хор, исполняющий не только киргизские народные песни, но и произведения советских композиторов, и, наконец, ансамбль народного танца.
Киргизский народ, не имевший своего народного танца, теперь успеш­но создает его. Русскими мастерами хореографии совместно с выросшими уже киргизскими кадрами проделана в этом направлении большая работа. 'Существуют уже созданные по мотивам народных игр, трудовых процес­сов, орнамента новые киргизские танцы «Кийиз» («Войлок»), «Джашкер- без», «Кыздардын кыялы» («Девичьи мечты»), танец чабанов и др.
Настойчивая работа по освоению богатств русской и советской музы­ки, проведенная одаренной киргизской молодежью, принесла богатые пло­ды. Родилась новая киргизская профессиональная музыка, представлен­ная разнообразными, в том числе и наиболее сложными жанрами. А. Ту­леев создал симфонию «Слава тебе, партия!», посвященную XXII съез­ду КПСС, симфоническую сюиту для оркестра сочинил Т. Эрматов, марш для симфонического оркестра написал К. Молдобасанов, сюиту для фор­тепиано — С. Медетов. А. Аманбаев сочинил ораторию «День Тянь- Шаня», А. Малдыбаев и М. Абдраев — вокальную симфоническую поэ­му* Киргизскими композиторами написано много массовых песен. О твор­честве композиторов, связанном с развитием театра, будет сказано ниже.
Киргизское театральное искусство, несмотря на Театр, кино Свою молодость, успело вырасти в серьезный фак­тор культурной жизни республики. В нем представлены уже такие новые для киргизов виды современного искусства, как драма, опера, балет. Оно выросло на основе использования лучших достижений русской и со­ветской музыкальной и театральной культуры. j
Больших успехов в развитии новых форм и жанров национального искусства достигли ведущие театральные коллективы — Киргизский го­сударственный ордена Ленина театр оперы и балета и Государственный ордена Трудового Красного Знамени театр драмы.
Созданный на базе существовавшей с 1926 г. студии, Государственный драматический театр подготовил первые кадры киргизских артистов. После реорганизации его в Музыкальный театр, с приездом присланных в помощь деятелей русского искусства, началась работа по подготовке национальных музыкально-артистических кадров и первых музыкаль­ных спектаклей. Результаты этой работы не замедлили сказаться. На двух декадах киргизского искусства, состоявшихся в Москве в 1939 и 1958 гг., перед советской общественностью были продемонстрированы яркие худо- жественные достижения киргизского народа.
Во время первой декады были показаны музыкальная драма «Алтын- Кыз», рисующая борьбу трудящихся против руководимых буржуазными националистами остатков басмаческих шаек на юге Киргизии в 1931 — 1932 гг., пытавшихся сорвать коллективизацию; музыкальная драма «Аджал-Ордуна» («Не смерть, а жизнь», буквально — «Вместо смерти»), в которой развертывается картина восстания 1916 г., и, наконец, первая киргизская национальная опера «Ай-Чурек», созданная по мотивам эпо­са «Семетей». Музыка оперы, написанная В. Власовым, А. Малдыбаевым и В. Фере, построена на киргизских народных мелодиях.
За выдающиеся заслуги в развитии киргизского театрального искус­ства многие участники декады, работники Киргизского музыкального театра и Киргизской государственной филармонии были награждены ор­денами и медалями Союза ССР. Был награжден также и ряд русских театральных и музыкальных деятелей, оказавших огромную помощь в де­ле развития киргизского искусства.
Композитору и артисту Абдыласу Малдыбаеву было присвоено почет­ное звание народного артиста СССР.
Эта декада послужила мощным стимулом для дальнейшего развития театрального искусства. Музыкальный театр был реорганизован в Киргиз­ский театр оперы и балета. В его репертуаре появились классические опе­ры, в том числе «Евгений Онегин» Чайковского. Постановка ее на кир­гизском языке, явившаяся большим событием в театральной жизни и имев­шая большой успех, совпала по времени с варварским разрушением фа­шистскими вандалами музея Чайковского в Клину.
Важным этапом в жизни театра явилась первая постановка на рус­ском языке оперы «Чио-Чио-Сан» Пуччини, причем ряд ведущих партий исполняли киргизские артисты. Заслуженный успех выпал на долю ис­полнительницы трудной партии Баттерфляй Сайры Киизбаевой. Созда­ние этого спектакля способствовало росту киргизских актеров и певцов. Театр сделал значительный шаг вперед, поставив новую оперу В. Вла­сова, А. Малдыбаева и В. Фере «На берегах Иссык-Куля», посвященнуй> событиям наших дней.
Из балетных постановок необходимо отметить национальный балет* «Анар» (музыка В. Власова и В. Фере) и классические «Соперницы», «Волшебная флейта» и «Коппелия».
Новыми удачными постановками театра явились балеты «Лебединое озеро» Чайковского, «Чолпон» М. Раухвергера, «Раймонда» Глазунова, «Спящая красавица» Чайковского. Несмотря на все трудности, с кото­рыми сопряжено создание балетных спектаклей при: отсутствии предшест­вующей хореографической культуры, киргизский балет переживает про­цесс заметного роста и совершенствования. Наибольшей известностью пользуются балерины Бюбюсара Бейшеналиева, Сайнат Джакабаева, Чолпон Джаманова. Среди одаренной молодежи Рейна Чокоева и Уран Сарбагишев. Важную роль в развитии балета играют киргизские балет­мейстеры и постановщики Н. Тугелов и Э. Мадемилова.
Коллектив Государственного театра драмы укомплектован в основном молодежью, получившей специальное образование в Московском госу­дарственном институте театрального искусства им. Луначарского. В его репертуаре пьесы киргизских драматургов, переводные пьесы современ­ных советских драматургов, русских классиков, «Отелло» и «Двенадца­тая ночь» Шекспира, «Коварство и любовь»* Шиллера.
Помимо указанных театров, в Киргизии работают областной музы­кальный драматический театр в г. Нарыне, театры в городах Оше, Прже- вальске и других центрах. Коллективы городских театров систематиче­ски выезжают в кыштаки, где они являются желанными гостями. Нацио--
нальные оперы «Ай-Чурек» и «Ак-Шумкар» (музыка Ряузова), музы­кальная драма «Аджал-Ордуна», балеты «Анар» и «Чолпон» пользуются широкой популярностью у зрителей. На гастрольные постановки, устраи­ваемые часто на открытом воздухе, собираются многие тысячи сельских жителей. Только в 1959 г. для них было организовано 3500 спектаклей и концертов. На них присутствовало свыше миллиона зрителей.
Национальные кадры актеров, режиссеров и дирижеров имеют, как •правило, хорошее профессиональное образование, воспитаны на лучших традициях русского и мирового театра. Умелым постановщиком зареко­мендовал себя А. Куттубаев, талантливыми дирижерами — А. Джума- акматов, К. Молдобасанов, Н. Давлесов. Крупнейшую роль в развитии музыкально-театрального искусства играет выдающийся артист и талант­ливый композитор народный артист СССР Абдылас Малдыбаев. Он сочи­нил популярные ныне песни, в творческом содружестве с композиторамиьВ. Власовым и В. Фере написал музыку ряда национальных опер.
Кроме киргизских, в республике имеются старейший русский драма­тический театр им. Н. К. Крупской, узбекский музыкально-драматиче­ский театр в г. Оше. В восьми театрах Киргизии объединено свыше тысячи творческих работников. Много киргизской молодежи учится в театраль­ных, музыкальных и хореографических учебных заведениях .Москвы л Ленинграда, в созданном в г. Фрунзе музыкально-хореографическом училище им. Мураталы Куренкеева.
Во время второй декады киргизского искусства и литературы в Москве театральное искусство Киргизии продемонстрировало свои новые твор* ческие успехи. Коллектив оперного театра показал новую национальную оперу «Токтогул» В. Власова, А. Малдыбаева и В. Фере, оперу «Оприч­ник» Чайковского, балеты «Анар» и «Чолпон». В киргизском драматиче­ском театре москвичи смотрели пьесы киргизских драматургов «Курман- бек» К. Джантошева, написанную по мотивам одноименного эпоса, и «Тар- Капчыгай» («Узкое ущелье») Т. Абдумомунова, «Грозу» А. Островского и пьесу «Тайфун» современного китайского драматурга Цао Юй.
Достигнутые деятелями искусства успехи были достойно оценены об­щественностью. За выдающиеся заслуги в развитии искусства почетные звания народных артистов СССР были присвоены талантливой солистке балета Киргизского театра оперы и балета Бюбюсаре Бейшеналиевой, солистке того же театра,^популярной певице Сайре Киизбаевой и выдаю­щемуся артисту Киргизского драматического театра Муратбеку Рыску- лову. В числе ведущих киргизских артистов должны быть названы также Бакен Кыдыкеева, Марьям Махмутова, Салима Бекмуратова, солистка филармонии Мыскал Омурканова, А. Мырзабаев, С. Токтоналиев. Многие участники декады были награждены орденами и медалями СССР.
Среди новых музыкальных постановок, свидетельствующих о даль­нейшем росте киргизского театрального искусства, балет «Куйручук» (музыка К. Молдобасанова и Г. Окунева), музыкальная комедия «Бой- доктор» («Холостяки») (А. Аманбаева), «Борис Годунов» Мусоргского, узбекская опера «Проделки Майсары» (музыка С. Юдакова по пьесе Хам­зы) и балет «Тропою грома» азербайджанского композитора Кара Караева.
Большой интерес киргизской общественности вызвала постановка теат­ром оперы и балета новой оперы М. Раухвергера «Джамиля», либретто которой написано по мотивам популярной повести Чингиза Айтматова* Несмотря на отдельные недостатки, эта интересная лирико-психологиче- ская опера, утверждающая высокие нравственные идеалы и бросающая вызов отсталым взглядам на любовь и брак, была горячо принята зрите­лями. В опере широко использованы киргизские народные мелодии.
К творчеству Ч. Айтматова обратился и драматический театр, осущест­вивший постановку спектакля «Бетме бет» («Лицом к лицу»), по мотивам одноименного рассказа писателя.
Успешно развивается в Киргизии самая молодая в Советском Союзе кинематография. В г. Фрунзе создана студия художественных и докумен­тальных фильмов. Она выпустила уже фильмы «Токтогул», «Моя ошибка» и «Далеко в горах». С участием киргизских артистов центральными кино­студиями выпущены такие фильмы, как «Салтанат» (Мосфильм, 1955 т.)у демонстрировавшийся на международных кинофестивалях, фильм-сказка «Легенда о ледяном сердце» (Мосфильм, 1957 г.) и фильм-балет «Чолпот> (Ленфильм, 1959 г.). Киргизская студия подготовила ряд документальных и научно-популярных фильмов, в том числе цветной полнометражный документальный фильм «Рождениепесни» («Киргизстан сегодня»). В осно­ву новых художественных фильмов, создаваемых студией, также поло­жены произведения киргизского прозаика Ч. Айтматова. Это фильмы «Ботокёз» («Верблюжий глаз»), повествующий о киргизском юноше, покоряющем целину, и «Джамиля».

Все материалы, содержащиеся на веб-сайте www.foto.kg, защищены законом об авторском праве. Фотографии и прочие материалы являются собственностью их авторов и представлены исключительно для некоммерческого использования и ознакомления , если не указано иное. Несанкционированное использование таких материалов может нарушать закон об авторском праве, торговой марке и другие законы.
Разработка сайта Новости Кыргызстана, Киргизии