При копировании информации указывайте гиперссылку на наш сайт как источник.

План осады крепости Пишпек русскими войсками в 1860 году

Историческая справка: ГОД 1825 Первое упоминание о Пишпеке относится к 1825 году. Крепость была построена кокандским военноначальником Кушбеги Ляшкер по приказу хана Мадали в захваченной Чуйской долине. Местом строительства выбрали высокий глиняный холм на левом берегу реки Аламедин. Месторасположение было выбрано не случайно: возвышенность господствовала над окружающей местностью. Здесь пересекались торгово-караванные пути и скотопрогонные дороги, останавливались на зимовку многие кочующие кыргызские роды. Для возведения крепости кокандцы согнали сюда пленных и рабов. И в том же году крепость приняла первый военный гарнизон.

ЧТО ЖЕ СОБОЙ ПРЕДСТАВЛЯЛА КРЕПОСТЬ ТОГО ВРЕМЕНИ?
Согласно сохранившимся описаниям, это было типичное среднеазиатское укрепление с толстыми и высокими глинобитными двойными стенами. Четырёхугольное, с башнями в каждом углу. Широкие и большие ворота. По внешнему периметру тянулся глубокий ров, заполненный водой. Внутри находились глинобитные мазанки, постройки, казарма, склад боеприпасов, лавки и домики торговцев, сборщиков податей и семей военнослужащих.

Гарнизон состоял из 250 пеших сарвазов (пехотинцев) и не более 150 сипагов (конников). Сарвазы были вооружены замковыми ружьями со штыком, а сипаги — ружьями и пиками. Для прокорма этой вечно голодной оравы кочевавшие поблизости кыргызы из рода солто должны были поставлять пшеницу и просо. Кроме того, в ханскую казну ежегодно поступало 200 пудов риса. И это помимо основных налогов. Нередко сарвазы выходили из крепости и шныряли по кыргызским аулам, кочевьям. Грабили, уводили девушек, отбирали за долги детей. Стычки между местным и пришлым населением случались постоянно. Нередко доходило до драк, стрельбы и поножовщины. Но особенно конфликт обострился в конце 50-х годов. Поэтому кокандцы постоянно усиливали и достраивали крепость.

ГОД 1860…
Вот как в июне 1860 года её описал в своём донесении российский штабс-капитан, старший адъютант Отдельного Сибирского корпуса М. Н. Венюков: «...Пишпек стоит на арыке, проведённом из реки Аларча несколько севернее городка, сливающимся с Аламедином. Его фигура квадратная от 60 до 65 сажен с боку. Наружная стена высотою до 14 футов... ров несколько меньшей глубины... Ворота одни – с запада, шириною до 8 футов, прикрыты траверзом или выступом стены. Через ров, у ворот мост. Толщина стены внизу 12 футов, а вверху менее 6... В стене неглубокие амбразуры или бойницы, так что стреляющий из-за них совершенно закрыт от выстрелов с поля».

Наблюдательный Венюков обратил также внимание на лавки торговцев при входе в городок. За ними слева были казармы, а в самом углу, у северо-западной башни, склад боеприпасов в землянке. Справа от ворот, за лавками — небольшая насыпная площадка. Здесь начальник гарнизона принимал приезжих, судил и наказывал виновных. Недалеко от насыпи был пруд, обсаженный деревьями. Вода в него поступала по вырытому арыку из речки. Около юго-западной башни вплотную к стене примыкали то ли казармы, то ли сарайчики. В них жили купцы и семейные офицеры.

ЦИТАДЕЛЬ
Цитадель – четырёхугольный курган, занимающий всю восточную половину крепости. Стена до 3 сажен высоты, с башнями. Посреди кургана колодец. Здесь жили только комендант крепости, высокие чиновники и знать. Комендант Атабек-батх слыл большим оригиналом – за колодцем, прямо против ворот, поставил кыргызскую юрту и жил в ней. Многие кокандцы-колонисты имели свои огороды, выращивали на полях хлеб и овощи.

Дотошный Венюков также подробно описал обитателей крепости: «...кроме военных и чиновников... находятся и купцы – мелкие торгаши из Ташкента и Маргелана. Они со своими семействами живут отчасти внутри... а более в юртах и мазанках (числом до 120), расположенных... в роще абрикосовых и других фруктовых деревьев... Лавки, снабжающие Пишпек, Токмак и окрестные аулы дико каменных (так официально в прошлом веке назывались кыргызские племена. – Прим. авт.), расположены при самом входе... внутри, направо и налево от ворот...»

Капитан не забыл упомянуть и о пушках. Таковых он насчитал 5, небольших и устаревших. Их перевозили на тележках, таща за ремни на передках. Ядра для них вырубались из камня, но получались они не круглыми, а какими-то многоугольными, поэтому дальше 300 саженей они не летели. Артиллеристами служили ташкентцы, их называли сартами, и несколько беглых русских солдат, скорее всего, дезертиров, убежавших от трибунала.

БИТВА
Таким увидел Пишпек в августе того же года прибывший сюда отряд полковника русской армии Циммермана. 4 сентября, после пяти дней беспрерывной артиллерийской канонады, крепость покорилась русским. Циммерман принял 627 пленных, 20 убитых и около 50 раненых. Потери русских были гораздо меньшими: «Ранен офицер и один убит, нижних чинов пять раненых и один контуженный». В журнале боевых действий отряда есть новое, более полное описание крепости и любопытная запись: «Пишпек построен за 35 лет до настоящей осады. Крепость почти в 4 раза больше Ак-Мечети (кокандская крепость на Сырдарье) и до сей поры считалась самой сильной из пограничных кокандских крепостей».

Через несколько дней после победы началось разрушение крепости. Солдатам помогало свыше 600 ликующих киргизов, сбежавшихся со всех окрестных аулов. Стены срывали, постройки взрывали, сжигали, крушили так, будто хотели втоптать в землю саму память о крепости.

НАЧАЛО СОПРОТИВЛЕНИЯ
Вскоре русские ушли, а кыргызы разошлись по юртам. Через год кокандцы вновь отстроили Пишпек, понимая, что потеряв такое укрепление, рискуют потерять всю Чуйскую долину. В апреле 1861 года в крепость прибыл 10-тысячный отряд под командованием Канат-Ша. Кокандцы стали восстанавливать старые порядки. Но на этот раз просчитались, не учли политическую ситуацию. После взятия Пишпека кыргызы сильно зауважали русские войска и вновь понадеялись на них. Манап Байтик со своими джигитами заманил в засаду и убил нового коменданта Пишпека Рахматуллу и часть его охраны. Это событие послужило началом всеобщего восстания кыргызов Чуйской долины. Восставшие сгоряча даже решили штурмовать крепость, но потом одумались и обложили её осадным кольцом. Часть отряда во главе с Байтиком осталась у стен крепости, а другая отправилась за подмогой к русским гарнизонам. 13 октября 1862 года отряд под командованием полковника Герасима Колпаковского остановился в двух вёрстах от стен Пишпека. В тот же день Колпаковский и Байтик договорились о незамедлительных совместных военных действиях.

ПАДЕНИЕ КРЕПОСТИ
На следующий день вступила в бой артиллерия. Русские батареи обстреливали крепость почти беспрерывно. Ракетная батарея поручика Абрамова старалась поджечь крепость. Пехота стреляла прицельно, охотясь за мелькавшими фигурами врага. Сапёры делали подкоп под стены, вели минную галерею, рыли траншеи, вязали фашины, готовили взрывчатку. Кокандцы сдаваться не собирались, оборонялись активно, быстро заделывали проломы в стене. 24 октября минная галерея была почти у стен крепости. Оставалось заложить взрывчатку, взорвать стену и через пролом ворваться в Пишпек. Отряды приготовились к последнему броску. Но внезапно кокандцы разом перестали стрелять. В оглушающей тишине послышались крики «Аман!» («Пощады!»), и из ворот показались сарвазы с поднятыми руками. Всего сдались 764 человека: 22 офицера, сын Рахматуллы, Поре-куль, 554 сарваза, 82 торговца с прислугою, 6 беглых русских, 92 женщины с детьми. Почти всех их отпустили, задержав некоторых важных чиновников. Русские потеряли «...13 убитых нижних чинов; раненых: 3 офицера, 14 нижних чинов; контуженных: 4 офицера, 29 нижних чинов...»

Через день победители снова приступили к разрушению крепости. Почти 500 кыргызов под радостные крики ломали, крушили, топтали ненавистный символ жестокого гнёта. После этого над руинами на несколько лет воцарилась унылая, тоскливая тишина.

ПЕРВЫЕ КЫРГЫЗЫ
В 1864 году следовавший мимо отряд полковника М.Г. Черняева оставил здесь военный пост-пикет из казаков. Скорее всего, для связи, потому что позже первым открытым здесь официальным учреждением стала почтовая станция. Постепенно около пикета началась застройка. Ещё через два года недалеко от стен Пишпека русские переселенцы основали село Лебединовку. Вначале город строился строго на запад. Первыми поселенцами были русские, дунгане, татары и узбеки. Первые жители-кыргызы поселились здесь только в 1867 году, когда начала работать почтовая линия Ташкент-Верный. Сначала они работали вольнонаёмными на почте, а затем стали заниматься земледелием.

В 1897 году городской голова Илья Терентьев записал в своей записной книжке: «В городе Пишпеке 752 дома, из них сырцовых и глинобитных – 728, деревянных – 15, каменных – 9». Обслуживанием населения занимались 2 кожевенных заводика (по нынешним меркам небольшие мастерские, принадлежащие мещанам Пашкову и Тедикову). Также появились маслобойный, мыловаренный, пивоваренный (самого городского головы) и, конечно же, водочный заводы. (Вот уж без чего невозможно было обойтись!) Из достопримечательностей отметим ещё непременный атрибут среднеазиатского русского городка той поры: две церкви, две мечети, тюрьма и казарма военного гарнизона. Так выглядел в конце ХIХ - начале XX века Пишпек, будущая столица республики.


Архивы усердно листал Кубат Джумабаев ОР

Все материалы, содержащиеся на веб-сайте www.foto.kg, защищены законом об авторском праве. Фотографии и прочие материалы являются собственностью их авторов и представлены исключительно для некоммерческого использования и ознакомления , если не указано иное. Несанкционированное использование таких материалов может нарушать закон об авторском праве, торговой марке и другие законы.
Разработка сайта Новости Кыргызстана, Киргизии